ПОЛИТИКА+

аналитическое сетевое издание

Ситуация в мировой экономике остается беспокойной, и на таком фоне особенный интерес вызывают страны, которым удается поддерживать неплохие темпы экономического роста. Известно, что в...

Ситуация в мировой экономике остается беспокойной, и на таком фоне особенный интерес вызывают страны, которым удается поддерживать неплохие темпы экономического роста. Известно, что в первую очередь это так называемая группа БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Но, например, если сравнивать с Украиной, то во всех этих странах условия отличаются от наших: по объемам экономик, по акцентам развития и т.п.

Однако есть и государства, вполне сопоставимые по условиям, потенциалу, общим факторам, действующим на экономическую динамику. И это не какие-то страны из Африки или Латинской Америки, на которые так любят ссылаться эксперты, но которые на самом-то деле далеки от отечественных реалий. Это – некоторые республики бывшего СССР, на которые стоит обратить внимание в плане антикризисного реагирования, да и общего опыта реформ.

В числе таких стран особняком стоит Казахстан. В 2011 г., несмотря на продолжение глобального кризиса, страна добилась 7,5-процентного роста ВВП, реальный объем которого достиг примерно $167 млрд (с поправкой на инфляцию). За счет чего же удается добиваться таких показателей? Украинская экономика ныне тоже модернизируется, многое приходится делать впервые, и более чем интересно узнать, «а как у них».

Не без государства

Действительно, и наши, и зарубежные эксперты сходятся во мнении, что, прежде всего, дело в эффективной модели экономической модернизации в Казахстане. Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик отмечает: обретя независимость, Казахстан (как и многие другие постсоветские страны) в значительной степени копировал опыт РФ и сделал основную ставку на максимальную либерализацию своей экономики, привлечение иностранных (в основном западных) инвестиций и ускоренную приватизацию промпредприятий, которые покупались главным образом иностранными компаниями.

«Однако с середины 1990-х гг. Астана пересмотрела социально-экономическую модель развития в сторону ее синхронизации с политико-правовой моделью. В результате возник тип экономической политики, характерный для государств Центральной Азии: сначала – экономическая стабилизация и рост промышленного производства, затем – расширение конкурентной среды и политическая либерализация. Так, в Казахстане в конце 1990-х начался рост присутствия государства в экономике. В частности, оно взяло на себя развитие транспортной инфраструктуры: авиации, железных дорог, нефте- и газопроводов. Также, до 20-25% почти во всех местных отделениях крупнейших зарубежных корпораций составляет госдоля. Равно как при подготовке и разработке новых месторождений сырья участие государства выше, чем на переданных в иностранное управление в 1994-96 гг.», – рассказывает Кулик.

И добавляет: основные параметры модернизационных реформ были сформулированы президентом Нурсултаном Назарбаевым в Программе развития страны до 2030 г. под названием «Казахстан-2030». Данная стратегия содержит 7 приоритетных целей: национальная безопасность; внутриполитическая стабильность и консолидация общества; экономический рост; здоровье, образование и благополучие граждан; энергетические ресурсы; развитие инфраструктур, в особенности транспорта и связи; профессиональное правительство. Как можно заметить, эти пункты перекликаются с программой реформ Президента Украины Виктора Януковича.

Притом в качестве одного из важнейших приоритетов обозначен экономический рост на основе открытой рыночной экономики с высоким уровнем зарубежных инвестиций и внутренних сбережений. Однако, хотя в Программе делалась ставка на иностранные капиталовложения, фактически «Казахстан-2030» вернул государству роль модератора экономических процессов, усилил его позиции в управлении. Что не помешало стране в 2010 г. стать лидером в рыночных реформах среди 183 стран мира по итогам исследования Doing Business-2011, проведенного Всемирным банком и Международной финансовой корпорацией (IFC). Тогда же в рейтинге стран, благоприятных для предпринимательства, Казахстан поднялся с 74-го на 59-е место (для сравнения, Украина оказалась на 145-м месте, Россия – на 123-м, Беларусь – на 68-м).

Эффективная модернизация

Кроме программы «Казахстан-2030», в стране приняты Стратегия развития транспортного комплекса до 2015 г., Стратегия территориального развития, Концепция создания регионального финансового центра в Алматы, Концепция устойчивого развития Казахстана, Концепция формирования социально-предпринимательских корпораций и др. А базовый документ по модернизации экономики на основе инноваций – утвержденная в 2003 г. Стратегия индустриально-инновационного развития на 2003-15 гг.

Основные цели Стратегии таковы: а) содействие в формировании высокотехнологичных производств, включая создание эффективной системы трансферта технологий (как зарубежных, так и межотраслевых отечественных); б) создание современных элементов научной и инновационной инфраструктуры (технопарков, национальных научных центров, научно-технологических зон и т.п.), и др. Так, на 2011-15 гг. документом намечено освоение уже введенных промышленных мощностей и повышение доли добавленной стоимости в продукции все большего числа отраслей, а также диверсификация структуры экономики и экспорта. Украинский Кабмин сейчас тоже настаивает на необходимости инновационного развития экономики, напоминает политолог Роман Сыринский, и на фоне международного опыта это кажется более чем логичным.

При этом в исполнение президентского указа №314 «О мерах по модернизации экономики Казахстана» от 13 апреля 2007 г. сформирована Государственная комиссия по модернизации экономики и принят план мероприятий. Для выполнения которого создан ряд крупных финансовых институтов («институтов развития»): Казахстанский инвестиционный фонд, Банк развития, Национальный инновационный фонд, Корпорация по страхованию экспорта, Центр маркетинговых и аналитических исследований, Фонд науки, Центр инжиниринга и трансферта технологий, через которые осуществляются бюджетные инвестиции. Кулик отмечает, что эти мероприятия и институции перекликаются с нашей президентской Программой экономических реформ – и с тем, что уже сделано, и с перспективными задачами.

Кроме того, страна дважды (в 2001 и 2006 гг.) провела налоговую амнистию, причем по более либеральным правилам, чем это было сделано в той же РФ. В целом преобразования в налоговой сфере снизили нагрузку на бизнес: НДС составляет 15% (в России – 18%), социальный налог – 13% (в РФ – 26%, будет повышен до 34%). «Скажем, в начале 2008 г. Назарбаев лично запретил ревизорам появляться на объектах малого и среднего бизнеса (кроме пищевых и фармацевтических производств) до конца года. Пенсионная же реформа началась в Казахстане еще в 1998 г.», – сообщает Сыринский. И это все тоже созвучно реформам, проводимым в Украине.

Аналитики обобщают: в итоге экономическая модель страны выдержала испытание кризисами 1998 и 2008 гг. Так, темпы среднегодового роста ВВП в 1999-2008 гг. вышли на уровень 10%, сравнявшись с китайскими. По словам Сыринского, «последствия мирового обвала, падение рынка недвижимости, банковский кризис были серьезными, но переносимыми. Даже в 2009 г. ВВП сохранялся на прежнем уровне. И 25% ВВП дает малый бизнес – против 15-17% в России».

Почти как у нас

Не удивительно, что страна продолжает привлекать инвесторов. И дело далеко не только в сырьевых ресурсах. Казахские специалисты уверяют: успех реформ во многом связан с тем, что, в отличие от многих государств, богатых природными ископаемыми, Казахстан стремится уйти от ресурсной зависимости. Да, сегодня 65% инвестиций все еще поступает в сырьевую сферу. Но за последние 4 года разрыв между вложениями в сырьевые и несырьевые сектора сократился более чем в 2 раза. И если раньше «несырьевых» инвесторов сдерживала низкая емкость рынка (население страны всего 16 млн чел.), то теперь проблема частично снята благодаря созданию Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства с РФ и Беларусью. «Это формирует общий рынок емкостью 170 млн чел. и суммарным ВВП в $2 трлн», – уточняет Кулик.

Но не переманят ли партнеры по ТС часть инвестиций? Эксперты отвечают: нет, т.к. относительно двух других стран-членов бизнес-среда в Казахстане наиболее благоприятна. Не зря страна вышла на такое неплохое место в Doing Business 2011; а в 2012 г. поднялась еще выше – с 59-го на 47-е место. Как следствие, в последние 2 года Казахстан возглавляет список из 10 стран, добившихся наибольших успехов в создании благоприятных условий для предпринимательства. Показатель инвестиций на душу населения здесь вдвое выше, чем в КНР и Турции, и в 1,6 раза больше, чем в России. С 1993 г. в республику привлечены прямые иностранные инвестиции более чем на $146 млрд.

Для дальнейшего привлечения денег Астана снижает административные барьеры и упрощает процедуры, наращивает эффективность правоохранительной и судебной систем, улучшает управление таможней и налогами. Создаются специальные экономические зоны, реализуются концессионные проекты. Также принимаются меры для дальнейшей активизации участия государства в модернизации экономики. Так, образован фонд «Казына», цель которого – координация всех институтов развития для реализации прорывных инновационных проектов международного значения. Надежды на диверсификацию экономики связываются в т.ч. с «кластерной инициативой», которая призвана повысить конкурентоспособность местной продукции на внешнем и внутреннем рынке. Для чего, в числе прочего, разработана и внедряется программа развития АПК. Не стоит насовсем забывать и о сырье: страна занимает 6-е место в мире по запасам природных ресурсов. Минерально-сырьевая база включает 5004 месторождения совокупной прогнозной стоимостью около $46 трлн.

Важным ресурсом является и географическое положение. Основные трансконтинентальные маршруты, соединяющие Азиатско-Тихоокеанский регион с Ближним и Средним Востоком, с Европой, проходят именно через Казахстан. Сейчас для реализации транзитного потенциала строится транспортный коридор «Западная Европа – Западный Китай», объем грузопотока по которому к 2020 г. должен возрасти почти в 2 раза, стремясь к отметке в как минимум 50 млн т. Этот маршрут значительно короче морского пути через Суэцкий канал. Возводится необходимая инфраструктура, создается туристический кластер.

К слову, если говорить о туризме, то страна имеет множество уникальных заповедников и национальных парков, более 100 лечебно-оздоровительных учреждений, а также свыше 9000 археологических и исторических памятников. «Но никакие ресурсы и природа не принесут пользы, если в стране нет спокойствия. И отрадно, что важным нашим «козырем» является внутриполитическая стабильность», – отмечает Сыринский. И здесь параллели с Украиной тоже более чем уместны. Притом показатель вложения в человеческий капитал в Казахстане находится на уровне 9% ВВП, что достаточно много по меркам СНГ. Экономическая стабилизация существенно сократила внешний миграционный оборот. Внутренние миграции остаются активными, но их стихийность падает. «Высокообразованное и толерантное население – это гарантия стабильности. Если у нас и случится революция, то только в сфере научных знаний и технологий», – заключает политолог.

Итак, подытожим: часть аналогичных реформ реализуется и украинским Кабмином, часть (страхование экспорта, фонды поддержки науки) – это для нашего государства задачи ближайшего будущего. Стоит лишний раз обратить внимание и на такие немаловажные хозяйственные факторы, как транспортно-транзитный потенциал, диверсификация и интенсификация экономики. Все это неотложные, насущные вопросы. И познание опыта страны, «созвучной» Украине, тут весьма полезно.

А кроме того, у нас с Казахстаном большой потенциал сотрудничества и торговли. Скоро читайте об этом на ForUm`е в продолжение сегодняшней статьи.

Андрей Боярунец, «ForUm»