ПОЛИТИКА+

аналитическое сетевое издание

Китай претендует на участие в разработке богатых природных ресурсов Арктики. Экономическая и политическая мощь Пекина, помноженная на слабость России и мировой экономический кризис, может...

Китай претендует на участие в разработке богатых природных ресурсов Арктики. Экономическая и политическая мощь Пекина, помноженная на слабость России и мировой экономический кризис, может уже в ближайшие годы сделать его влиятельной арктической державой.

В последнее время Китай развивает политико-экономическую экспансию не только на своих границах (вспомним спорный с Японией архипелаг Дяоюйдао/Сенкаку), но и далеко за их пределами. Одно из важных направлений – достижение политических позиций в Арктике с целью в будущем принять участие в разработке ее богатых природных ресурсов. Так, КНР уже настаивает на статусе постоянного наблюдателя в Арктическом совете – международной структуре, созданной для координации политики в отношении Северного полюса и прилегающих районов. Ныне в Совет входят США, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Россия плюс Европарламент. При этом Арктика разделена на зоны ответственности между США, Канадой, РФ, Норвегией и Данией. Границы зон идут от крайних точек материковой территории стран до Северного полюса. В рамках этих зон суверенитет государств не распространяется на шельф и его богатства. Пекин утверждает об отсутствии официальных претензий на арктические территории, однако постулирует, что «этот регион является унаследованным богатством всего человечества».

Главная цель Поднебесной при этом – захватить свою долю в огромных запасах углеводородов и металлических руд, уверен политолог Роман Сыринский. Тем более что ледовый покров здесь продолжает сокращаться, а это упрощает разведку и добычу полезных ископаемых.

Богатства Севера

Арктический регион действительно перспективен для разработки самых различных ресурсов. Так, что касается углеводородов, то их местные залежи оцениваются примерно в 1/4 мировых шельфовых запасов – это приблизительно 30% всего неразведанного газа (около 1550 трлн куб. м) и 13% неразведанной нефти. По данным Всероссийского НИИ геологии и минеральных ресурсов мирового океана (ВНИИОкеангеология), подо льдами Арктики залегает около 83 млрд баррелей нефти (примерно 10 млрд тонн). Большая часть неразведанной нефти залегает у берегов Аляски, а почти все арктические залежи природного газа – у берегов России. Большая часть запасов находится на глубине менее 500 м, что упрощает их извлечение.

Эксперт «ВНИИОкеангеологии» Давид Додин иллюстрирует нефтегазовые ресурсы Арктики на примере РФ. По словам аналитика, в Баренцевом, Печорском и Карском морях не только выявлено более 200 нефтегазоперспективных объектов, но и открыто несколько десятков месторождений. Так, на шельфе Баренцева и Печорского морей – это 11 месторождений: 4 нефтяных, 1 нефтегазоконденсатное, 3 газоконденсатных (включая небезызвестное Штокмановское) и 3 «чисто» газовых. На шельфе Карского моря (в т.ч. в Тазовской и Обской губах) – еще 11: 2 нефтегазоконденсатных, 2 газоконденсатных и 7 газовых. Наконец, на шельфе Охотского моря обнаружено 8 месторождений, в т.ч. 1 нефтяное, 5 нефтегазоконденсатных, по одному газоконденсатному и газовому.

Общая оценочная стоимость минерального сырья в одних только российских арктических недрах (шельф плюс материковая зона) превышает 30 трлн долл., причем 2/3 этой суммы приходится на долю энергоносителей. Глава компании «Газпром добыча шельф» Александр Мандель сказал, что шельфовая добыча нефти в регионе может начаться уже до конца текущего года. А кроме «Газпрома» и «Роснефти», уже заявили свои претензии на нефтегазовые ресурсы Арктики такие крупные операторы как Shell, BP, Exxon.

Д.Додин подчеркивает, что кроме России, на Севере углеводороды есть в Арктической Американской нефтегазоносной области, где нефтяные и газовые месторождения открыты в низовьях р. Маккензи и в районе о-вов Свердрупа. А в Европе нефтегазоносные площади выявлены на шельфе Норвежского моря, в прилегающей к Норвегии части Баренцева моря, на шельфе северо-восточной Гренландии. «Арктика – это также и уголь. Например, арктические берега РФ богаты каменными и бурыми углями на Таймыре и Анабаро-Хатангском побережье, на Олонецком прибрежном месторождении, в районе бухты Тикси, на о-вах Бегичева, Визе, Ушакова, Уединения, Исаченко. Общие запасы угля на арктическом побережье Сибири превышают 300 млрд т, в т.ч. более 90% – каменные угли различных типов. Богатые угольные запасы угля есть также на арктическом побережье США и Канады. В свою очередь, в Гренландии месторождения каменного угля и графита открыты на побережье моря Баффина», – отмечает специалист.

Если же брать рудные ископаемые, продолжают во «ВНИИОкеангеологии», то в Арктике есть несколько гигантских минерагенических площадей – Уренгойская, Прадхо-Бэй, Октябрьская, Рэд-Дог и др. «Эти площади сегодня во многом определяют развитие всей мировой экономики, в том числе по рудной базе. Среди прочего, в арктических районах есть уникальные залежи меди, никеля, серебра и золота, платиновых и редких металлов, урана, а также различных железных руд. На шельфе и арктических архипелагах установлены запасы и прогнозные ресурсы всех категорий россыпного олова, алмазов, марганца, полиметаллов, флюорита, поделочных камней, различных самоцветов», – отмечает Д.Додин. Рудные запасы начинают разрабатываться пока что в прибрежных зонах, но большие перспективы таит в себе и шельф.

Первые плацдармы

В этой связи Р.Сыринский уточняет: китайцы могут претендовать не только на морские, но и на береговые ресурсы. По его оценке, сейчас китайские корпорации участвуют в крупных инвестиционных проектах по всему миру, причем не только в развивающихся странах, но и в Северной Америке. «Понятно, что США, Канада, Евросоюз не заинтересованы лишний раз допускать Китай к своим сырьевым возможностям. Но вопрос в том, что КНР в отличие от большинства других возможных источников и в кризис располагает достаточными инвестсредствами. И способна заходить в добычные проекты на Западе, не говоря уж о России», – говорит он.

Иными словами, есть основания считать, что экспансия Пекина направлена не только на шельф, но и на берега Арктики. Скажем, в Европе пилотной площадкой выбрана Гренландия, пока что входящая как автономия в состав Дании. В 2011 году датское правительство озвучило свою стратегию по освоению арктического региона до 2020 г. Стратегия предполагает активное привлечение зарубежных инвесторов, и Поднебесная сразу заявила интерес к добыче в Гренландии нефти, меди, никеля, цинка, золота, алмазов и платины. В ответ в последние год-полтора высокопоставленные дипломаты ЕС, США и Южной Кореи нанесли ряд визитов в Гренландию. Экономист и политолог Виталий Кулик считает, что эти визиты связаны с желанием соответствующих государств не только «пробить» свои интересы на острове, но и помешать местным планам китайцев. Которые быстро усиливают свое влияние в Европе за счет различных приемов поддержки стран еврозоны (кредиты, СП, закупки товаров) в условиях долгового кризиса. Неудивительно, комментирует Р.Сыринский, что ту же Данию можно сегодня назвать лоббистом китайских интересов в Гренландии. Так, официальный Копенгаген уже объявил, что будет добиваться приема в Арктический совет новых наблюдателей, к чему и стремится Китай. Датчане утверждают, что это придаст органу больше легитимности. Устремления КНР поддерживаются также Швецией и Исландией.

Напомним, что кроме природных ресурсов, Арктика является для Пекина важной транспортной артерией: Северный морской путь позволил бы снизить длину популярного грузового маршрута «Шанхай-Европа» на 6400 км в сравнении с нынешним вариантом (через Малаккский пролив и Суэцкий канал). Это означало бы и существенное уменьшение стоимости страховки, поскольку в арктической акватории отсутствует пиратство. Не зря, кроме Поднебесной и южнокорейцев, права на различную деятельность на Севере планеты заявляютт и Сингапур, Япония, Италия. Исходя из этого, эксперты допускают, что ключевые противоречия в будущем будут развиваться не столько по линии «Пекин-Вашингтон» или «Пекин-Москва», сколько между Пекином и Токио. И китайцы имеют шансы выигрывать в ресурсной борьбе с Японией. У них все же больше возможностей, даже несмотря на то, что традиционным союзником японцев выступают США. Арктика настолько богата и важна, что нынешнее столкновение вокруг островов Дяоюйдао/Сенкаку может стать бледной тенью грядущих конфронтаций.

Войти в закрытый клуб

Пока же на «арктическом фронте» соперники не позволяли себе большего, чем показательные научно-разведочные экспедиции и военные учения. Так, ведутся исследования океанского дна, причем со стороны США и Канады в них участвуют и гражданские, и военные суда. А РФ в 2001 году стала первой из пяти арктических стран, обратившейся в ООН с заявкой о расширении границ своего шельфа в Арктике свыше стандартного 322-километрового лимита. Тогда заявка была отвергнута, но Кремль продолжает настаивать, что арктические подводные хребты Ломоносова и Менделеева – это геологическое продолжение российского шельфа. В.Кулик сообщает, что такая постановка вопроса дает россиянам возможность дополнительно претендовать на 1,2 млн кв. км Арктики, вести разведку и добычу сырья.

Кроме того, в 2007 году Москва организовала экспедицию полярника Артура Чилингарова ко дну Северного Ледовитого океана. На дне была водружена титановая капсула с флагом России, что тут же вызвало международный скандал. МИД РФ был вынужден выступить с официальным заявлением о том, что вопрос принадлежности арктического шельфа будет решаться на основе международного права, а флаг установлен символически. Однако аналитики не сомневаются, что подобным образом россияне демонстративно заявляют права на шельф. Добавим, в 2011 году Кремль объявил, что для защиты своих региональных интересов направит на Север две армейские бригады. А Канада в минувшем году провела в своей части Арктики крупнейшие в современной арктической истории военные учения.

При этом претенденты не перестают интриговать друг против друга: в 2011 году среди своих разоблачений сайт Wikileaks опубликовал соображения американских дипломатов о том, что если Гренландия получит независимость, у нефтегазовых компаний США будет «уникальная возможность» для освоения богатых прилежащих территорий. Продолжается и достаточно острая борьба вокруг границ в Арктике: территориальные споры в регионе есть между США и Канадой, Россией и Норвегией.

В такой обстановке, резюмируют специалисты, Китай вполне может включиться в борьбу за арктические ресурсы за счет своих весомых позиций на мировой арене. И использовать уже отработанную в Африке и Латинской Америке стратегию – инвестиции в обмен на влияние и активы. Результатом могут стать СП и по разработке сырьевых залежей, и по эксплуатации Севморпути. А в отдаленной перспективе – и арктический флот под красным китайским знаменем.

В этом всем может поучаствовать и Украина, если будет сближаться с КНР в противовес традиционному политическому и экономическому давлению РФ (также см. статью «Тень дракона» – Ред.). В нашей стране есть и эффективные технологии разработки природных ресурсов, в т.ч. в сложных условиях, и соответствующее оборудование, которое для своих арктических проектов закупают те же «Газпром» и «Роснефть». И хотя Украина, казалось бы, географически и экономически от Арктики далека, заключает В.Кулик, она может воспользоваться антагонизмом великих держав в своих интересах, вплоть до получения доли в тех или иных сырьевых разработках.

Максим Полевой

МинПром