Арест Луценко – всерьез или понарошку?

Экс-министр внутренних дел на скамье подсудимых. Юрий Луценко в наручниках и за решеткой в зале суда – такая картина еще несколько дней назад могла показаться плодом…

 

…больной фантазии. Несмотря на допросы и подписки о невыезде видных год назад деятелей правительства Юлии Тимошенко, включая ее саму.

Но вот в чудесное предновогоднее утро последнего воскресенья 2010 года экс-глава милиции вышел выгулять собаку и домой уже не вернулся. Его пасли более десяти человек – сотрудники спецподразделения СБУ «Альфа» и работники прокуратуры. Луценко задержали, а днем позже суд избрал ему новую меру пресечения – арест сроком на два месяца. До судебного дела по самому факту правонарушения, расследуемого прокуратурой. Которого из – внятно не объяснили даже следователи ГПУ. А дальше…

Собственно, а что дальше? Каков будет вердикт украинской Фемиды, естественно, самой гуманной, справедливой и неподкупной в мире? С просьбой прокомментировать происходящие с лидером «Народной самообороны» события From-UA обратилась к видным в Украине политикам, политологам и журналистам. И «коллективный разум» дал сбой: единого мнения весьма неглупые люди продемонстрировать не смогли.

Взять хотя бы директора украинского филиала Института стран СНГ Владимира Корнилова. Эксперт вообще толком не может разобраться, что происходит в государстве.

«Я пока не вижу развития этой ситуации, потому что, честно говоря, для меня до сих пор является не совсем понятным, каким боком Луценко пришили к делу отравления Ющенко, что ему инкриминируют», – признался он.

И подметил, что прошлая «оранжевая» власть в своих потугах наказать «преступников» из числа оппозиции более внятно артикулировала намерения и поводы, чем это удается нынешней, которая то ли не считает нужным, то ли вообще не умеет разговаривать с обществом как партнером в деле государственного строительства.

«Я хотел бы выразить серьезную озабоченность по поводу того, что подобные аресты, на мой взгляд, должны сопровождаться более конкретными разъяснениями со стороны властных органов. Все-таки это не рядовое дело, когда бывших министров бросают за решетку, тем более бывших министров внутренних дел. Давайте вспомним, когда без всяких оснований в 2005 году задерживали и брали под стражу Бориса Колесникова, даже не бывшего министра, то, как минимум, предыдущие власти фабриковали обвинение, но, тем не менее, удосуживались хоть какие-то объяснения обществу предъявлять. Я очень надеюсь, что нынешняя власть тоже все-таки постарается разъяснить и предоставить неопровержимые доказательства того, почему именно нужно было применять к Луценко подобную меру пресечения», – отметил Корнилов.

Вместо этого директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко акцентирует на другом.

«Боюсь, что все будет так же, как и с предыдущими задержанными, с единственным отличием. Он гораздо более известная фигура и политически более резонансная, чем, допустим, Корнийчук или Пилипчук. И поэтому в случае с Луценко и внутренние, и внешние наблюдатели получают очень весомый аргумент о политических репрессиях», – считает он.

Политолог намекнул, что в деле экс-главы МВД прослеживаются две тенденции: личная месть министру, потому как вынесенная мера пресечения не адекватна предъявленным обвинениям, и «затягивание петли» на шее Тимошенко.

«Прослеживается определенная линия – все более и более известные жертвы требуются. Поэтому будет, конечно, скандальная ситуация. Резко возрастет число обвинений в адрес нынешней власти по поводу политических репрессий. Думаю, что и на Западе эта тема тоже будет доминировать, и критики власти как внутри, так и вне страны прибавится существенно. И в том числе подозрений в авторитарности, в репрессиях против оппозиции – такие подозрения будут озвучиваться в гораздо больших масштабах. Но вряд ли это повлияет на ситуацию», – прогнозирует Фесенко.

Обвиняемый отделается условным сроком – уверен директор Украинского центра социальной аналитики Евгений Филиндаш.

«Вполне вероятно, что Луценко действительно могут вынести в итоге обвинительный приговор. Другое дело, что в конечном итоге этот срок может быть условным, но то, что явно ведется линия следствия прокуратуры на то, чтобы возбудить против него уголовное дело и вынести обвинительный приговор, это явно прослеживается», – делится наблюдениями он.

Касательно причин «несчастий» бывшего министра политолог говорит двояко.

«Один из мотивов – напоминание о 2005 годе, когда подобные же меры, которые применяются против него, применялись против многих видных регионалов. Регионалы это не забыли. И второй мотив – показать своим избирателям, что ведется борьба с коррупцией, со взяточниками и коррупционерами из числа бывшей власти, как обещалось во время выборов, что такая борьба будет вестись», – сказал Филиндаш.

В свою очередь руководитель Школы политической психологии Геннадий Балашов утверждает, что подобранные статьи и доказательная база обещают обернуться «серьезной посадкой» для подозреваемого.

«Единственно, что его может спасти, это условный срок, но для этого он должен очень сильно просить тех, кого он обижал на протяжении последних лет», – считает он.

А обиженных много, очень много, напоминает эксперт. И сам Луценко расплачивается за собственное недальновидное поведение – умение настроить против себя чуть ли не всех вокруг.

«Надо не забывать, что он сын высокопоставленного советского чиновника, секретаря Компартии одной из областей. Поэтому его поведение «золотого мажора» имеет свой закономерный итог. Он раздражал на протяжении жизни такое количество людей, что, в общем-то, сам себя довел до такого состояния сегодняшнего», – признался Балашов.

Несколько иное мнение у директора Центра исследований проблем гражданского общества Виталия Кулика. Он считает, что арест Луценко – закономерное следствие непростых отношений самого опального экс-главы МВД с очень влиятельными людьми из окружения действующего Президента.

«С другой стороны, развитие событий достаточно непрогнозируемое. Очевидно, что так называемая «партия войны» – сторонников жестких мер против окружения Тимошенко, иллюстрация борьбы с коррупцией и злоупотреблениями в бывшем руководстве – сейчас эта группа побеждает. Поэтому я не исключаю проведения публичного расследования деятельности Луценко», – отметил эксперт.

«Это публикация компромата о его деятельности и злоупотреблениях от присвоения званий в самой структуре МВД до растраты бюджетных средств. Эти факты были известны еще в бытность его министром. Поэтому я не исключаю его посадки. Но я также не исключаю: а) амнистии после этого и б) помилования. Причина – политическая воля Президента, направленная на достижение общественного консенсуса и гражданского мира. И он таки это сделает, потому что политические преследования оппонентов будут играть не в пользу европейского выбора Украины», – уточнил в то же время Кулик.

А вот нардеп от НУ-НС Олесь Доний знает чуть больше, поскольку лично присутствовал на судебном заседании, когда выносился вердикт о мере пресечения для Луценко. Депутат уточнил, что следователи испугались возможного бегства подозреваемого за рубеж, и ни просьба взять Луценко на поруки народных избранников, ни аргументы, что ранее Луценко исправно приходил на все допросы в ГПУ, на суд действия не возымели.

«Это показательная порка, давление на оппозицию с тем, чтобы запугать людей, чтобы они боялись быть в оппозиции. Им же неважно, по какому поводу задерживать, они ищут любой повод», – считает Доний.

Учитывая энтузиазм, проявляемый в последнее время Генпрокуратурой, стоило ожидать именно такого решения, вопрос только в том, когда и при каких обстоятельствах это должно было произойти. Репрезентантом такого философского скепсиса выступил известный украинский журналист Алексей Мустафин.

«С моей точки зрения, обстоятельства, в которых это произошло, играют не в пользу Генеральной прокуратуры, с одной стороны. С другой стороны, мы знаем, что дела, по которым привлекают бывших министров правительства Тимошенко, вызывают странное впечатление, потому что во время их каденции и после нее их обвиняли в гораздо больших прегрешениях, чем те, которые инкриминируются им сейчас. Если эти обвинения не являются доказанными, то тогда возникает вопрос, кто их в этом обвинял», – отметил он.

Дальнейшую судьбу Луценко и других «политических зеков» будет определять не столько украинская власть, сколько украинское общество, считает он.

«Безусловно, все будет зависеть от того, как это будет воспринято общественным мнением – как наказание за реальное нарушение или как политические преследования. Безусловно, что Генпрокуратура будет доказывать, что она ко всем относится не предвзято и что это просто наведение порядка, а оппозиция будет заявлять, что это политические преследования. Я думаю, что пока то, что происходит вокруг, скорее всего, убеждает общество в том, что это банальная месть. И если Генеральная прокуратура не изменит свою тактику и не докажет, что инкриминируются бывшему чиновнику действительно существенные нарушения или преступления, то ситуация будет развиваться не в пользу Генпрокуратуры», – прогнозирует Мустафин.

Среди разнообразия прозвучавших голосов выделим те, которые не верят в серьезность последствий для Луценко. Мол, попрессуют и отпустят – не то с условным сроком, не то по амнистии… Это достаточно характерное мнение для того самого общества, надежды на которое возлагает последний оратор: политики на самом деле одним миром мазаны и никогда не перейдут невидимой, но хорошо чувствуемой ими черты, за которую нельзя заходить ради собственной безопасности в будущем. Они не будут уничтожать друг друга ради электората, потому что на самом деле ощущают себя куда ближе друг к другу, чем к голосующей на выборах «биомассе». А «за коньяком», как известно, даже дерущиеся в Раде депутаты перестают разбирать, кто из них «бело-синий», кто «оранжевый», а кто вообще голубой.

Именно поэтому часто вспоминаемые в контексте последних событий аресты Колесникова, Кушнарева, наезды на Ахметова в 2005-м закончились пшиком. Именно поэтому пшика ожидают в обществе и от нынешних «показательных порок» сегодняшних оппозиционеров. Возможно, именно поэтому сами оппозиционеры в массе своей смело ходят на допросы, а не бегут из страны, спасая свои шкуры, – потому что знают, что все на самом деле несерьезно. Что это игра в политику и игра в репрессии, что все закончится, в лучшем случае, развалом дела, а в худшем – амнистией или условным сроком, ведь завтра оппозиция и власть снова могут поменяться местами, и все понимают, что сделанное сегодня может вернуться сторицей творцам завтра. И очень похоже, что именно поэтому, несмотря на всю громкую трескотню «защищать» своих «защитников» и «спасителей», под стены прокуратуры и судов выходит ничтожно малое количество людей, если сравнивать с теми временами, когда протестные акции проходили всерьез, по убеждениям, а не понарошку, для телекартинки…

Это в России сажают быстро и надолго. А Украина, как говорил классик украинской политики (да-да, единственный из наших президентов, избранный на два срока), не Россия. У нас Ходорковских с Лебедевым нет. На это и расчет оппозиции. Вот только как она себя поведет, если власть действительно покажет серьезность намерений? Какой станет украинская политика, когда все резко окажется не игрой, а по-настоящему? Повзрослеют ли наши депутаты или им на смену придут другие – не дети с игрушками, а настоящие мужчины? Вопросы, вопросы, вопросы… Возможно, их и не придется задавать, если общественные ожидания относительно поведения властей оправдаются. Но их стоит запомнить, чтобы если и не задать, то хотя бы задуматься, что, почему и как происходит на самом деле в украинской политике.

Андрей Генералов

http://www.from-ua.com/politics/142d870f9d5d7.html

Коментувати



Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.