Борьба за ГТС Украины только начинается

575266_3Виталий Кулик.

На завершившемся 19 июня саммите ЕС лидеры Евросоюза не смогли договориться о финансовой помощи Украине для покупки российского газа. Как заявил президент Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу проведение расчетов за газ между Украиной и Россией не является ответственностью Европейского союза, у ЕС «нет этих денег в бюджете», «проблема в отношении украинских возможностей заплатить за поставки газа из России – это не наша ответственность. Это мы должны обозначить достаточно четко. Мы не можем потратить бюджет сообщества, но мы посмотрим, или другие могут сделать свой вклад. В настоящее время я не могу сказать что-либо более конкретно».

Вместе с тем, Баррозу признал, что новый газовый конфликт возможен уже в ближайшие недели. Еврокомиссия в связи с этим готова на следующей неделе провести встречу с международными финансовыми институтами и европейскими газовыми компаниями. «Мы не можем сонно идти в новый газовый кризис. Действительно, есть риск того, что новый газовый кризис случится уже через недели, а не через месяцы. Мы должны защитить граждан ЕС. В краткой перспективе комиссия намерена на следующей неделе провести встречу с представителями международных финансовых институтов, европейскими газовыми компаниями», — сказал Баррозу по окончании саммита ЕС.

Российский «Газпром» в целом позитивно оценил сам факт обсуждения этой проблемы. «То, что этому вопросу уделялось такое внимание, уже позитивно», — сказал официальный представитель холдинга Сергей Куприянов

Порталу «Материк.ру» итоги саммита Европейского Союза, связанные с проблемами транзита российского газа в ЕС через территорию Украины, прокомментировал директор Центра исследований проблем гражданского общества (Украина) Виталий Кулик.

– Виталий Александрович, сейчас активно обсуждается вопрос о том, что «Нафтогаз» не в состоянии выполнить свои финансовые обязательства перед «Газпромом». По Вашему мнению, какие выходы из этой ситуации представляются Вам наиболее вероятными?

– Во-первых, уже является очевидной и необходимой корректировка контрактов между «Газпромом» и «Нафтогазом». Может ли Киев пролоббировать, продавить эту корректировку, зависит от того, насколько будет убедителен диалог с Европейским Союзом, сможет ли он получить поддержку там и, в свою очередь, после этой поддержки – понимание в Москве.

Сейчас в столице России находится делегация «Нафтогаза» во главе с Диденко, в конце этого месяца готовится поездка в Москву Секретаря Совета Безопасности Украины Богатыревой. Я думаю, что это не последние визиты, а так сказать, подготовительные. В будущем более чем возможны поездка премьер-министра, визит межведомственной группы по решению «газового» вопроса. Предполагаю, что будет попытка создать формат трехстороннего урегулирования при участии европейской стороны. Но у меня есть сомнения, что европейцы согласятся на украинские условия по выделению кредита для оплаты наших газовых обязательств. Европейцы уже сейчас говорят о необходимости корректировки договоренностей в сторону уменьшения объемов потребляемого Украиной газа. То есть, они требуют снизить количество прописанных в договоре обязательств по покупке российского газа. Это первое. Второе – создать, скажем так, многоуровневую, но прозрачную для европейцев систему, при которой невозможно подписание взаимоисключающих договоренностей по газу. Например, Юлия Тимошенко подписывает в Брюсселе декларацию об участии европейцев в модернизации украино-российской газотранспортной системы, а после этого идет предложение к российской стороне закачать нам газ в счет оплаты будущего российского транзита через ГТС Украины фактически, на год, или даже больше вперед. Таким образом, делая «УкрТрансГаз» структурой, которая не будет иметь оборотных средств, не будет иметь живых денег. А то, что «УкрТрансГаз» должен быть рентабельной структурой, прописано в брюссельских декларациях. Европейцы не понимают логики в этих соглашениях, и требуют, чтобы они могли держать руку на пульсе.

Поэтому я сомневаюсь, что Тимошенко удастся создать этот треугольник, но он – единственный возможный выход из сложившейся ситуации.

– На идущем сейчас саммите ЕС тоже рассматриваются варианты избежания нового «газового» конфликта. Первый – это закачка за европейские деньги газа в газохранилища Украины, и второй – создание консорциума, который бы выделил деньги в виде кредита на покупку Украиной российского газа. По Вашему мнению, какой из вышеуказанных вариантов более реалистичен?

– Я думаю, первое – это вопрос кредита. Вопрос о консорциуме сейчас не стоит ни для Европы, ни для украинской политической власти. То есть, если на это согласилась Тимошенко, то не согласятся другие игроки на Украине. Во-вторых, в Европе нет консенсуса в этом вопросе. Получение кредита, конечно, еще более-менее возможно, но европейские инвесторы говорят о необходимости гарантий, а гарантии эти должны быть не просто обязательствами, такими как есть облигации или госгарантии, но и иметь конкретный вид объектов, которые могут быть приватизированы в случае непогашения Украиной этого кредита. Поэтому, я считаю, что пока не будет понятно, какие реальные гарантии Украина может позволить, дальше некоего протокола о намерениях дело не дойдет?

– Как Вы рассматриваете вариант, при котором Европа резко снижает объем закупок российского газа, который транспортируется через Украину, отдавая приоритет собственному топливу и перераспределяя газ по принципу прямого администрирования, как это уже было во время арабо-израильской войны 1973г.?

Да, если отследить процент содержания поставок из России на общеевропейском газовом рынке, то доля «Газпрома» упала с 32% до 22%, но это ни о чем не говорит.

Приведенный вами вариант был бы желателен для определенной части элиты, но это не реалистично с точки зрения реальной экономики. Во-первых, есть снижение сезонное потребления газа в Европейском Союзе. Как только наступят холода, Европа не сможет отказаться от российского газа и существенно снижать его поставки. Наоборот, будет прослеживаться повышение потребления газа в Европейском Союзе, в том числе российского. Россия, в свою очередь, не сможет выключит Украину из числа своих партнеров-транзитеров. Поэтому мы здесь взаимозависимы – и Украина, и Россия. Это, во-первых. Во-вторых, да, есть угроза перераспределения контрактов и «ручного управления» в газовой сфере. Но судя по последним политическим событиям в Европейском Союзе, вопрос о таком «госрегулировании» будет подвергнут критике, так как сейчас к власти в Еврокомиссии и в Европарламенте пришли правые, выступающие за либеральные реформы, за конкуренцию. Я думаю, что сторонникам такого жесткого «ручного управления» будет достаточно сложно навязать свою позицию. Да, будут похожие элементы, будет перераспределение сырья европейских компаний, добывающих газ, но исключить Россию или снизить ее роль в качестве поставщика газа на европейский рынок до минимум европейцам будет очень сложно. Я думаю, что в ближайшие десять лет это вообще нереально.

– Нынешний год проходит под знаком политической борьбы за власть на Украине. Газовые вопрос – один из ключевых, и от того, как он разрешиться во многом зависит политическая судьба претендентов на президентский пост. Cui prodest?

– На данный момент газовая сфера является очень чувствительной, и любые действия, которые могут быть расценены как уступки российской стороне, будут восприниматься украинским медиапространством как сдача национальных интересов. Поэтому любые действия Кабмина будут подвергаться критике, какими бы рациональными или иррациональными они не были. И, наоборот, любая критика будет подаваться Кабмином или Тимошенко как политика торпедирования налаживания нормальных отношений с Россией. Поэтому газовые переговоры станут симулякром, одной из фишек информационно-пропагандистской кампании.

На данный момент для Тимошенко важно достичь соглашения и с Россией, и с Европой. Минимально дразнить Россию, минимально дразнить Европу, получить определенные гарантии того, что кризиса не будет, или, в крайнем случае, снизить температуру этого кризиса. Для Ющенко важно, чтобы, если кризис произойдет, вина полноценно легла на плечи Тимошенко. Для Януковича вообще не важен результат, ему важен сам процесс, при котором у него появятся инструментарии для критики Тимошенко. То есть для наших политиков ситуация складывается по-большевистски: чем хуже, тем лучше.

– Если Европейский Союз все-таки окажет Украине финансовую помощь, не будет ли это обозначать начало перехода ГТС Украины под контроль Европейского Союза? Вопрос ключевой, потому что очень многие политики на Украине боятся, по крайней мере, пока, только «русского медведя». А не будет ли для них «западный неведомый зверь» еще хуже? Есть ли такая вероятность и рассматривается ли она?

– Во-первых, на Западе медведи есть только в зоопарках. Поэтому для многих украинских элит Европейский Союз предпочтительнее, чем российское влияние на нашу ГТС. Но, если учитывать, что Европейский Союз выставляет кабальные требования к процессу модернизации украинской ГТС – участие только европейских компаний, только на тендерных условиях, утвержденных европейскими инвесторами и европейскими участниками, и т.д., — фактически, создаются тепличные условия для европейских компаний, которые будут участвовать в модернизации. Зарабатывать деньги будут исключительно европейцы, а наши будут участвовать только на уровне простых рабочих.
Это всем понятно. И многим на Украине это не нравится. Но на данный момент у президента Ющенко есть понимание того, что необходимо все-таки выровнять чашу весов интересов России и Европейского Союза в участии по модернизации ГТС и не дать, в конце концов, создать условия, для введения монопольного управления и появления внешнего управляющего нашей ГТС. Надо максимально балансировать на интересах и не дать ни одной из сторон, принимающих участие в нашем газовом рынке, рычага для монопольного контроля над украинской ГТС. Это цель президента Ющенко – не пустить ни европейцев, ни американцев, ни русских, как монополистов, на нашу ГТС.

Для Тимошенко возможен торг, при котором русские могут получить какую-то определенную перспективу на управление ГТС. Об этом сейчас говорят эксперты — что заключаются некие соглашения, прослеживается тенденция к тому, что Тимошенко готова в ходе двух-, или трехходовки передать управление ГТС русским. Но в то же время такие переговоры ведутся и с европейской стороной. Там также прослеживается комбинации, целью которых является получение европейцами контроля над ГТС. Янукович же не является игроком в этой сфере, ему интересно отстоять интересы своих компаний, ориентированных на него, ФПГ, имеющих газовый бизнес, и не допустить реального возврата контроля над Облгазами в «Нафтогаз». То есть, оставить контроль над частными инвесторами, которые контролируют Облгазы. А они, в свою очередь, ориентируются на самого Януковича.

http://materik.ru/rubric/detail.php?ID=6024

Коментувати



Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.