Британские левые и климат

21123

Ольга Сагарева,

Лондон, Великобритания

К история вопросаВ 2006-2007 годах,  «зеленая» тема в представлении западного общественного мнения оставалась, чуть ли не монополией левых. Большинство левых поддерживали кампании экологических организаций, таких как WWF и Гринпис, направленных в основном на (а) пропаганду, т. е. распространение информации о серьезности грядущих изменений климата, и (б) давление на власть, с  помощью писем и петиций. Левые политические организации часто использовали «зеленый» вопрос как селекционный тест для поддержки, или критики политиков.В развитых странах западной Европы, и в Великобритании, в первую очередь, «левый истеблишмент» начал терять авторское право на  тему защиты окружающей среды после получения Гором и IPCC Нобелевской премии и Конференции ООН по изменению климата на Бали в декабре 2007 года. В этот период, особенно после конференции на Бали, которую большинство политиков и экологов считали «успешной», «зеленая» тема стала мейнстримом, и о необходимости сокращений выброса парниковых газов по крайней мере в рамках рекомендаций 4-го «нобелевского» отчета IPCC (50% до 2050 года, 20% до 2020 года) заговорили политики всех направлений. Эти цели были приняты властями большинства развитых стран, и на какое-то время левые политики вдруг ощутили, что их позицию позаимствовало правительство. Многие экологи тут же начали требовать более эффективных снижений, но особо ярких дебатов это не вызвало. Что естественно. Сокращения выбросов даже на уровне требований IPCC, уже принятых как цель, достигнуть чрезвычайно сложно.


В последние  два года в британских, впрочем, как и мировых СМИ, наблюдались четыре основных направления обсуждения проблем и действий, направленных на защиту окружающей среды. Первое было связано с Олимпийскими играми. Второе – с транспортной инфраструктурой. Оно получило дополнительный толчок, когда Кен Ливингстон объявил о том, что мэрия Лондона  не поддержит планов по строительству еще одного аэропорта на юго-востоке столицы. Третье направление – агитация за экологически-ответственный стиль жизни. В Британии эта пропагандистская задача реализовывалась  в рамках кампании «10:10», распространявшей список экологически-ответственных решений которые каждый гражданин может принять в своей частной жизни для того чтобы сократить на 10% свой личный вклад в глобальное изменение климата к 2010 году. Осенью 2009 года кампания 10:10 зашла в пиар-тупик и  объявила неформальный тендер на развитие новой стратегии в связи с тем, что 2010 год вот-вот наступит.Четвертое направление было вялым продолжением протестной стратегии предыдущих двух лет, в котором предлагалось оказывать давление на политиков для того, чтобы они сделали все возможное для достижения эффективного пост-Киотского соглашения на саммите в Копенгагене в декабре 2009 года. Давление было слабым, ибо в Великобритании, равно, как и других странах ЕС, позиция властей, к тому моменту, была объявлена приемлемой большинством экологических организаций. Так что прессинг протестного экологического движения были сосредоточен на США и Китае.

Акции британских левых

Левые организации поначалу оказались в стороне, так как положение дел оставляло мало пространства для радикальной протестной политики (сложно протестовать, когда все с тобой и так согласны).

Два направления критики, были в основном не  продуктом агитацией левых партий, а скорее стихийными выступлениями «альтерглобалистского» типа: (а)  анти-Олимпийские протесты, пик которых пришелся на проведение Олимпийских игр в Пекине в 2008 году, где плачевное состояние экологии сочеталось с проблемой независимости Тибета, и (б) флеш-моб протесты, выросшие из инцидента с разгоном «экологического» протестного лагеря в Лондоне во время проведения саммита большой двадцатки весной 2009 года.

Участники климатических лагерей  (Climate camp) несколько раз в 2009 году организовывали стихийные палаточные лагеря в заранее неизвестных местах, участники которых созывались через СМС, социальные сети и местоположение которых даже самим участникам не было известно до последнего момента. Однако, несмотря на удачное «паблисити», которое «лагеря» получали в местной прессе Лондона,  их политические и климатические цели были не совсем ясны, и никаких ярко определенных или принципиально новых требований они не выдвигали.

В течение 2009 года в Англии проявились несколько локальных протестных кампаний связавших климат с левым движением через ряд смежных тем:

•    Закрытие ветровой турбины компании Вестас  (Vestas) на острове Уайта, приведшее к потере почти тысячи рабочих мест на острове где их число и так ограничено, хотя и было вызвано скорее экономическими причинами, нежели чем идеологическими, позволило левым, в первую очередь SWP, развить кампанию по привлечению профсоюзов к экологическим протестам;

•    Возобновившееся строительство опреснительной станции в лондонском районе Бектон, которая будет опреснять воду, приходящую с приливной водой вверх по устью Темзы, и перерабатывать ее в питьевую воду,  стало, с одной стороны, ярким политическим поводом. В  то время как левый мэр Ливингстон был против строительства и успешно сдерживал его через суды вплоть до 2008 года, избранный в 20008 году консерватор Джонсон тут же снял все возражения мэрии. С другой стороны, вопрос строительства опреснительной станции в Лондоне, в котором голоса экологов почти не слышны, стал активно обсуждаться в 2009 году в рамках вопроса о миграции. Многие, в том числе прогрессивные силы стали приводить сам факт строительства в качестве аргумента о перенаселенности юго-востока Англии и необходимости ограничения притока восточноевропейских мигрантов в регион. Для многих левых в Англии борьба с ксенофобией является очень актуальным политическим вопросом, и, хотя тут страдает логическая связь, борьба с опреснительной станцией используется как часть этой борьбы (то есть, у нас нет проблемы перенаселения вот и станция нам тоже не нужна).
.
•    Значительный прилив активистских и финансовых ресурсов получили кампании по протесту против строительства новых угольных электростанций (http://www.nonewcoal.org.uk/ ). Накануне Копенгагенского саммита протесты привели к  «заморозке» правительственных планов по строительству новой угольной станции Kingsnorth (Кингснорт). Планы по строительству станции были представлены крупнейшей британской энергетической компанией E.On, по многим причинам и  без того уже  несимпатичной как экологам, так и левым.5 декабря 2009 года левые организации, в том числе SWP (социалистическая рабочая партия) поддержали проведение в Лондоне массовой демонстрации под названием Волна (The Wave), поддержанной более мелкими демонстрациями в  Глазго (Шотландия) и Белфасте (Северная Ирландия), Климатический марш 12 декабря и демонстрацию Climate Emergency Rally в Лондоне. Оба мероприятия сосредоточивались вокруг требований к власть имущим собравшимся на саммит в Копенгагене. К тому моменту было уже ясно, что пост-Киотского соглашения в Копенгагене достигнуто не будет.

Однако программа Climate Emergency Rally включала в себя также несколько требований, на которых, судя по всему, будет строиться экологическая политика левого движения в ближайшие два года. Это ограничение авиаперелетов и движения автотранспорта + создание миллиона «зеленых» рабочих мест.

После Копенгагена

Декабрьская конференция в Копенгагене была однозначно воспринята СМИ и политиками, как провал мировой дипломатии на климатической сцене. Странам-участникам не удалось договориться об условиях соглашения, которое должно сменить истекающий Киотский протокол. Наблюдается снижение объема экологической тематики в левых СМИ и публичных выступлениях, так как многие участники движения пытаются найти свою тему или свой вопрос, за которые можно теперь «зацепиться» в экологии.

Британское общество довольно закрыто и для эффективной агитации на «домашнем» политическом поле нужно использовать вопросы, прямо относящиеся в внутренней ситуации в стране, особенно учитывая то что экономика страны находится в плачевном состоянии и большинство людей в такие минуты еще менее чем обычно заинтересованы в глобальных вопросах. С другой стороны, экология не является ни самым острым, ни самым спорным вопросом: экологическая ситуация в стране не так плоха, и большинство явных мер по сокращению выбросов парниковых газов уже и так либо приняты, либо активно принимаются, в то время как схематику глобального изменения климата уже может объяснить даже первоклассник (агитационные возможности по распространению информации о вопросе в обществе уже почти исчерпаны – все уже все знают).

Сегодняшнее агитационное поле по вопросу экологии нужно разделить на два направления. Первое – направления собственно в экологическом движении и его нынешние позиции по вопросам дальнейшего предотвращения изменения климата. Второе – использование экологических вопросов в политической борьбе левого движения в целом.

О чем говорят зеленые и левые

Первое, для специалистов:  модификация механизмов Киотского протокола, позволяющих «торговлю квотами», то есть позволяющих развитым странам оплачивать сокращения выбросов парниковых газов в развивающихся странах вместо того, чтобы добиваться сокращения их на своей территории. Этот вопрос был и раньше популярен у радикальных экологов, требующих сегодня включить это условие в обязательства Евросоюза по новому пост-киотскому соглашению. Тема может быть красиво проэксплуатирована в СМИ, под лозунгами того, что от изменения климата нельзя откупиться за деньги. Проблемы тут в том, что и соглашения пока нет, и добиться сокращений эмиссии на 20% к 2020 году на территории ЕС без покупки квот будет весьма сложно, ибо энергетика ЕС в «базовом» для этих соглашений 1990 году была уже относительно модернизирована, и сегодня модернизирована еще больше, оставляя очень мало задела для дальнейших улучшений, которые могли бы привести к существенным сокращениям. Многочисленные исследования уже показали, что никакие изменения в стиле жизни в западной Европе привести к таким сокращениям в такие сроки не могут, если только люди не откажутся от личных автомобилей или авиации.

Вторая актуальная для  экологов сегодня тема происходит из первой —  в Великобритании растет кампания по борьбе с домашней авиацией (то есть, полетами внутри Великобритании).  Кампания проводится многими ведущими «мейнстрим»-экологами, в том числе WWF. Но и левые движения, включая CPGB (Коммунистическую партию Великобритании) включили в свою программу требования полного запрета домашних авиаперелетов. Требование не представляется нереальным в свете того, что территорию страны с севера на юг полностью можно проехать на автомобиле за 12 часов, в то время как, по статистике экологов, большинство домашних перелетов совершается между Лондоном и городами Манчестер, Ливерпуль и Бирмингем, до которых ехать на машине от 2 до 4 часов, а на поезде – в среднем 2 часа. До северных городов Эдинбурга и Глазго можно доехать на поезде за 4 часа. Железные дороги развиты очень хорошо и сравнительные затраты времени на поезд и самолет примерно одинаковы на большинстве маршрутов, с учетом процедур безопасности в аэропортах. Предполагается, что полный запрет на домашние перелеты мог бы привести к значительному сокращению выбросов парниковых газов и одновременно сделать Великобританию мировым лидером по борьбе с глобальным потеплением.

В программной статье по климату, опубликованной в «Социалистическом рабочем» 5 января 2010 года, идеолог Социалистической Рабочей партии (SWP) Алекс Калиникос (Alex Callinicos) пишет, что «в Копенгагене превалировала соревновательная логика капитализма, которая постоянно стравливает между собой государства и компании».  В своей статье Калининкос повторяет распространенную критику Китая и США, особо указывая на то, что Китаю достается непропорционально, так как именно на США лежит основная вина. Однако он не предлагает соратникам никакого выхода, и не критикует власти Евросоюза или Великобритании, ограничиваясь общим и кратким замечанием о том, что «дальнейшая борьба против изменения климата возможна только как часть борьбы против соревновательной логики капитализма». (Socialist worker, issue 2183)

В целом социалисты предпринимают все усилия для того, чтобы борьба против изменения климата стала синонимом борьбы против капитализма, тем более что обе этих борьбы получили свой «крутящий момент» в последние два года, и движение надеется на то что это шанс вывести не только экологическую борьбу, приобретшую в последние несколько лет многих новых сторонников, но и идеологическую борьбу против капиталистического строя, за рамки маргинального движения. Идеологическая база под это была подведена давно – более того, в опубликованной в прошлом году брошюре «Марксизм и экология» (Marxism and ecology) активист Мартин Эмпсон (Martin Empson) утверждает, что подвел ее еще сам Маркс.

«Маркс порицал капитализм не только за эксплуатацию мужчин и женщин, но и за создание опасного разрыва между людьми и природой», пишет Эмпсон. В своей еще «предкопенгагенской» статье в «Социалистическом рабочем» Эмпсон писал, что «отдельные усилия не спасут планету» и аргументировал необходимость полного изменения экономического и социального строя на более экологичный.  По мнению Эмпсона, вся нынешняя кампания за спасения климата основывается на представлении о том, что планета страдает из-за индивидуального поведения людей – которые слишком много, и не то, едят, пьют, сжигают, потребляют, выбрасывают, передвигаются и так далее.

«Это не люди по своей натуре  разрушительны для природы, это экономическая и социальная система в которой мы живем – капитализм. Капитализм раскрыл невиданные ресурсы продуктивности, но, в тот  же время, является уникально разрушительной по своим принципам системой», — пишет Эмпсон. «Карл Маркс показал, что производство при капитализме соревновательно и мотивировано только получением прибыли, а, следовательно, оно не подлежит планированию и иррационально по своей сути», — пишет Эмпсон. Автор связывает именно эти качества капитализма с его разрушительным эффектом для окружающей среды, указывая как на кафе и магазины открывающиеся не потому, что в них есть нужна, а для того, чтобы выдавить из района конкурентов, или сектора экономики, не занятые в производстве товаров или  услуг, необходимых обществу – например, реклама. (Socialist worker, 2169).

Еженедельный рабочий (Weekly worker), орган Коммунистической партии Великобритании (CPGB), пишет в схожем ключе. Газета  пишет в редакционной статье от  18.02.2010, что «только с позиции Марксизма может быть объяснена неспособность (решить проблему климата – ред.) капиталистов и их политических наместников. Капитал заключен в постоянный цикл увеличения и структурно неспособен сохранять ресурсы, так как сохранение чего-либо уменьшает прибыль по определению».

Большинство левых организаций, после декабрьского выступления президента Ево Моралеса на саммите  в Копенгагене, подхватили и начали расширять и углублять теорию о том, что борьба за климат – это классовая борьба против  капитализма.

Сама поддержка Кубинского, Венесуэльского и Боливийского режимов, хотя и принимается основной массой социалистических и коммунистических организаций как данность, тем не менее, остается поводом для внутренней дискуссии в сообществе.
В этом плане климатическая тема, похоже, не изменила ничьих позиций и всего лишь расширила аргументацию для группировок, которые и раньше занимали либо восторженные либо критические позиции по отношению к действующим про-социалистическим режимам стран третьего мира.

Социалистическая группа Альянс  за Свободу Рабочих (Workers Liberty или AWL, Alliance for Workers Liberty, http://www.workersliberty.org/ ),  последовательно критикует других коллег по социалистическому движению за поддержку латиноамериканских революционных режимов, а также за то, что левое движение часто  отказывается критиковать Китай.В программной статье «Десять уроков Копенгагена» в январе 2010 года, редакция газеты «Солидарность» (Solidarity 3/165) пишет о том, что поддержка – или даже отсутствие критики  Китая западными социалистами является большой и принципиальной ошибкой как для социалистического движения, так и для дальнейшей борьбы с глобальным потеплением.

«Китай управляется сталинистским тоталитарным режимом, который убежден, что наиболее эффективным методом  сохранения своей власти является экспансия его ископаемо-топливной экономики», — пишет газета. Далее, редакторы «Солидарности» называют Китай «восходящей империалистической силой 21 века» и вспоминают о
выступлении студентов 1989 года на площади Тиананмень как  о «революционном движении».

По мнению издателей «Солидарности»,  власти Венесуэлы, Боливии и Кубы наносят непоправимый вред, как климатической кампании, так и антиимпериалистической борьбе, когда «прикрывают» Китай и отводят от него критику со стороны сочувствующих им левых. «Ни у одного из этих режимов нет систематической альтернативы – они отрицают американский блок только для того, чтобы поддержать про-Китайский. Они не сторонники рабочего движения в мире, о чем нетрудно догадаться хотя бы по положению рабочих в самих этих странах», — пишет газета.

Workers Liberty также критиковала и Социалистическую рабочую партию, в том числе и опубликованную ею в виде брошюры  статью Эпсона о Марксизме и Экологии, процитированную выше, за отсутствие критики Венесуэльского и Кубинского режимов (цитируя те же основания – положение рабочих в этих странах и их внутреннюю политику). Сторонники AWL считают что широкая поддержка «экосоциалистических» движений всех мастей, оказываемая SWP, неверна из-за ее недостаточной избирательности в этом отношении.

В то же время, большинство марксистских организаций, традиционно поддерживают режимы, избравшие социализм как принцип. Несмотря на это, энтузиазм по поводу инициатив Моралеса в проведении альтернативного саммита в этих кругах сдержан, они оцениваются скорее как агитационный ход для антикапиталистического движения, нежели как стратегически значимые в климатическом отношении инициативы.

Сегодняшние кампании

После Копенгагена социалисты, внимание которых осенью прошлого года было сильно отвлечено от Копенгагена и климата, в частности, забастовками Британской почтовой службы,  решили перейти от теории к практике, и начали нечто вроде кампании по привлечению профсоюзов, позиции среди которых у SWP и других социалистических партий сейчас относительно сильны,  к экологической борьбе напрямую. Связывая закрытие турбины Вестас и некоторых других косвенно связанных с экологической модернизацией предприятий в прошлом году, приведшей к потере рабочих мест, а также опубликовав программный план по созданию «миллиона зеленых рабочих мест»,  социалисты утверждают, что встав вместе с ними на сторону экологических требований, профсоюзы выиграют в количестве рабочих мест равно, как и в глазах общества.

Поддерживаемая социалистами из SWP  «Кампания за изменение климата» (http://www.campaigncc.org/ ) проводит в марте этого года в Лондоне Третью  Профсоюзную конференцию по климату для заявленной цели обсуждения роли профсоюзного движения в климатической борьбе. Движение уже опубликовало некоторые инструкции и памфлеты для активистов о том, как именно уговаривать товарищей по профсоюзу на участие в «зеленом движении», в котором недвусмысленно обращается внимание на то что это может привлечь в кассу профсоюза дополнительные средства (так как сбор средств на экологические цели всегда шел в Великобритании с опережением сбора средств на левые политические цели). В распространяемом памфлете «Миллион зеленых рабочих мест» объясняется, как именно борьба с изменением климата поможет сократить безработицу.О создании рабоче-профсоюзного фронта по борьбе за климат объявили в январе 2009 года и авторы кампании Workers Climate Action (Рабочая Борьба за Климат, http://workersclimateaction.wordpress.com).  В то время как их руководства к действию и рекомендации активистам содержат хорошо проработанные – и годами испытанные – методы достижения профсоюзных целей, очень мало было сделано для адаптации этих рекомендаций к теме климата. В общем и целом, активистам рекомендуется представлять борьбу за профсоюзные ценности и простых людей как борьбу против больших боссов, испоганивших климат. Также отмечается,  что в случае если удастся заключить в рамках данной компании альянсы с экологическими организациями, то образовавшаяся синергия должна пойти на пользу обоим движениям.

Другим важным аспектом пост-Копенгагенской политической стратегии левых остается борьба с климатическими скептиками, которая теперь выводится на первый план как борьба с врагами. Это не новый враг для движения – враг все тот же, так как климатические скептики это те же противники миграции и прочие силы, являющиеся идеологическими противниками левых по разным направлениям.

Коммунистическая партия Великобритании (CPGB) использует риторику, в том числе и как способ борьбы с бывшими соратниками, обвиняя в пособничестве климатическим скептикам сторонников Революционной Коммунистической партии (Revolutionary communist party). Подозрения в пособничестве климатическим скептикам или обвинения в таком пособничестве, а также обвинения в скрытом климатическом скептицизме, принимают в левых СМИ почти комический характер.

Более близкие к центру левые, такие как ассоциация «Прогрессивный Лондон»  Кена Ливингстона, пока вели линию на поддержку позиции министра энергетики Эда Милибанда, утверждавшего, что копенгагенский процесс еще может быть «спасен» путем дальнейших переговоров.  Сам Милибанд был почетным гостем Ливингстона на проведенной его движением 30 января в Лондоне конференции «Изменение климата после Копенгагета». На конференции также появился директор непотопляемого движения 10:10 Юджин Харви, объявивший о необходимости граждан сократить свой «карбонный отпечаток» на 10% теперь уже не «К 2010» году, а «В 2010» году. Сам Ливингстон сделал в своем выступлении акцент на свой  опыт по реформе общественного транспорта и создания возможности для жителей Лондона отказаться от машин. Трудно сказать, больше ли в этом мероприятии искренней веры Ливингстона в полезность усилий Милибанда на посту министра энергетики или заявленного желания Ливингстона снова баллотироваться в мэры Лондона от лейбористов в 2012 году.

Последним значительным трендом в сегодняшнем британском энвайроментализме является борьба с производством био-топлива. Это деликатная часть экологической борьбы так как общественное мнение в этом вопросе часто отстает от активистов. Крупнейшие благотворительные организаций такие как Оксфам (Oxfam) и политические активисты, были вынуждены совершить 180-градусный разворот по  этому вопросу за последний два года (если ранее предполагалось что биотопливо это хорошо для окружающей среды,  так как оно представляет альтернативу ископаемому топливу, то теперь достигнут консенсус в том, что производство биотоплива приводит к потере лесной массы и источников питания для стран третьего мира, таких как кукуруза). Как часто бывает в случаях со 180-градусными разворотами, сориентироваться в смене понятий успели не все. Чтобы не работать «вхолостую» в пост-Копенгагенском вакууме идей,  многие левые сейчас закрывают этот пробел и делают акцент на борьбе с  субсидиями на производство биотоплива. Координационная кампания «Монитор биотоплива» (http://www.biofuelwatch.org.uk/) активно призывает к мораторию на производство биотоплива в ряде развитых стран. Ее поддерживают социалисты и многие другие левые.

http://livasprava.info/content/view/2052/1/

ПО ТЕМЕ:

Капитализм умрет. Как, когда и что потом – зависит от нас

Чудный новый мир. Класс против класса

Устойчивое потребление и производство

О глобальном потеплении, локальных драках и неотвратимом будущем

«Арбузный» фронт

Змінити систему, а не клімат

До и после «Копа»

Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.