Энергетические грёзы Киева

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Стабильное и надежное обеспечение экономики любой страны энергоносителями служит основой национальной безопасности государства, в особенности тех государств, запасы нефти и газа которых недостаточные для удовлетворения потребностей национальной экономики. Украина является такой энергодефицитной страной: за счет собственных источников топливно-энергетических ресурсов удовлетворяется лишь 47-49% потребности (10-12% потребности в нефти и 20-25% — в природном газе). Поэтому поиск эффективных источников снабжения энергетическими ресурсами является одной из главных политико-экономических задач руководства государства. Особенно этот вопрос актуален, если учитывать транзитный потенциал нефтегазовой транзитно-транспортной системы и мощность отечественных нефтеперерабатывающих заводов. Вопрос лишь в том: сможет ли Украина воспользоваться имеющимися ресурсами?

http://www.rosbalt.org.ua/2006/06/02/11975.html

1. Медитации на газу

Газотранспортная система Украины включает в себя 36 тыс. км газопроводов, в том числе 14 тыс. км труб большого диаметра (от 1020 до 1420 мм). В систему входят также 79 компрессорных станций общей мощностью 5500 МВт и 13 подземных хранилищ газа.

Пропускная способность системы составляет на входе 290 млрд куб. м газа в год, на выходе — 170 млрд куб. м. Общий объем транзита газа через территорию Украины оценивается порядка 130 млрд куб. м в год, в том числе российского — порядка 120 млрд. куб. м. Следует отметить, что изношенность газовых магистралей, основная часть которых была сооружена в 1960-1970-е гг., составляет более 50%.

Однако, в январе-апреле 2006 года транзит природного газа трубопроводным транспортом по территории Украины составил 44,3 миллиарда кубометров, что на 5,1% (на 2,4 миллиарда кубометров) меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Правительство объяснило снижение объемов транзита газа неблагоприятной конъюнктурой мирового рынка. Но как отмечают эксперты речь идет о том, что Россия начла переориентироваться на альтернативные пути транспортировки газа в Европу.

Есть ряд факторов, которые создают определенные проблемы для украинского газотранзита.

1.1. Противоречия России и ЕС на газовом рынке.

Известно, что между Россией и Евросоюзом возникли существенные противоречия в вопросах газопоставок. Так, на энергетической конференции в Берлине, состоявшейся 26 мая заместитель председателя правления «Газпрома» А.Медведев заявил, что Россия и Евросоюз подпишут новый рамочный документ, который «если и не заменит договор к Энергетической хартии ЕС, то позволит построить новое здание энергетической безопасности Европы». Это означает, что план либерализации энергорынка ЕС будет серьезно откорректирован. В противном случае, по мнению сайта «Олигарх.net», Москва грозит создать картель стран-производителей газа, более влиятельный даже, чем ОПЕК. Также «Газпрома» озвучил претензии, которые касаются последствий ратификации Энергетической Хартии и ряда его приложений.

«Газпром» добивается в первую очередь продления практики долгосрочных контрактов. Россияне настаивают на введении в протокол по транзиту (приложение к Договору об Энергетической Хартии) четкую формулировку так называемого «права первого отказа», что предоставляет поставщику приоритет в доступе к трубопроводам по окончании срока действия контракта на транзит. В статье 8 протокола говорится, что страна-транзитер обязана своевременно и в полном объеме обеспечить транзит топлива.

Кроме этого, Директива ЕС по газу (документ, принятый в дополнение к Договору об Энергетической Хартии) ставит под сомнение окупаемость «Северо-Европейского газопровода». Поэтому А.Медведев потребовал предоставить проекту «СЕГ» изъятия из директивы – в отношении доступа третьих сторон к газотранспортным мощностям, поскольку такие изъятия приняты в отношении строящегося из Нидерландов в Великобританию газопровода BBL.

По информации сайта «Олигарх.net», статья 10 протокола предусматривает проведение аукционов по допуску к газопроводам. В связи с этим г-н Медведев подчеркнул, что «Хартия в этом варианте – антироссийский документ, который не будет ратифицирован без серьезных изменений. Должен быть подписан новый документ, который определит систему отношений России и ЕС в области энергобезопасности».

Вероятно, что российская сторона была раздраженна тем, что Еврокомиссия предложила новый пункт в текст Хартии, который гласит, что внутренние разногласия ее участников в части цены на газ не могут быть причиной для ограничений подачи топлива в Европу. Это исключает повторения ситуации, когда в начале текущего года объемы поставок газа в Украину были существенно ограничены из-за несогласованности именно в ценовых вопросах. Вот именно против этого выступила Россия. Удастся ли ей убедить ЕС или не удастся вопрос, похоже, риторический. Создание «газового ОПЕК» или переориентация экспортного газопотока на Китай и Японию (что уже происходит) позволят Москве создать более конструктивную атмосферу во время переговоров с Брюсселем.

1.2. Переориентироваться России на альтернативные пути транспортировки газа в Европу.

Так, «Газпром» увеличил поставки газа в Европу через территорию Белоруссии. 8 января 2006 года, заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев договорился с президентом Белоруссии Александром Лукашенко о создании специальной рабочей группы с белорусским концерном «Белтрансгаз». Согласно договоренностям, планируется реализовать проекты, связанные с подземным хранением природного газа в Белоруссии, а также с расширением транзитных мощностей для увеличения поставок «голубого топлива» в Европу через территорию Белоруссии.

Еще в мае 2000 года на парижскому газовому саммите Рэм Вяхирев заявил, что в недалекой перспективе Украина будет окончательно исключена из энергетических транзитных коридоров «Газпрома». По словам г-на Вяхирева, «Газпром» намеревается вытеснить Украину из своих газотранспортных коридоров за счет строительства системы обходных газопроводов (Беларусь-Польша-Словакия, «Голубой поток» (через Турцию) и Трансбалтийский трубопровод (ТБТ). Такая система обходных газопроводов существенно сокращает возможности украинской ГТС.

Так, заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев заявил, что его компания всерьез рассматривает возможность строительства нового газопровода «Голубой поток-2» в двух- или однониточном исполнении. Он пояснил, что мощность газопровода может составить либо 8, либо 16 млрд. кубометров газа в год. В настоящее время газопровод «Голубой поток», проходящий по дну Черного моря из России в Турцию, имеет мощность 16 млрд. кубометров газа в год (в 2006 году «Газпром» поставит по нему в Турцию 8 млрд кубометров газа).

Но даже несмотря на то, что Россия все активнее работает над диверсификацией своего газотранзита, полностью исключить Украину из газотранспортных коридоров не удастся. Мощности трубопровода из Ямала — через Беларусь, Польшу и Словакию — в ЕС (25-30 млрд. куб. м/год) едва ли хватит на частичную диверсификацию собственного российского газового экспорта.

Но опасность для Киева состоит не в потерях объемов транзита. Речь идет о том, что российская сторона установила полный контроль над всей трубопроводной магистралью постсоветской Евразии. «Газпром» имеет контроль не только за российскими трубопроводами из Сибири в Европу, но и над центральноазиатскими газопроводами, через которые транспортируется туркменский газ. А именно Туркменистан Киев рассматривал в качестве альтернативного России источника газопоставок. Сегодня Ашхабад синхронизировал свою политику в политической и экономической сфере с Москвой. Турменбаши, напуганный «цветными революциями» в Киргизии, Грузии, Украине, событиями в Андижане, стал более лояльным к инициативам Кремля.

Сегодня для поставок газа в Восточную Европу и Украину Туркменистан использует именно «газпромовские» трубопроводы и прибегает к посредническим услугам «Итеры» (дочерней компании «Газпрома»). Поэтому закупка газа в Туркменистане не решила проблему диверсификации украинского энергетического импорта.

1.3. Диверсификационные потуги Киева.

Кабинет министров Украины все же поручил Минтопэнерго и компании «Нафтогаз Украины» активизировать переговорный процесс с Туркменией и другими странами Центральной Азии и Кавказа, в частности, Узбекистаном и Азербайджаном, по вопросам поставок энергоносителей на Украину и условиям транзита производимого ими газа в Европу.

Но к сожалению ожидать быстрых результатов не приходится. Так не состоялся ожидаемый 29 мая п.г. визит в Туркменистан украинского Министра топлива и энергетики Ивана Плачкова, до сих пор не подписан с Россией протокол на 2006 г. к соглашению о дополнительных мерах по обеспечению транзита российского природного газа по территории Украины от 4 октября 2001 г. и о введении рыночных принципов сотрудничества в газовой сфере.

Есть и другие потенциальные «альтернативы». Так, еще в августе 2000 года бывший вице-премьер-министр Украины Юлия Тимошенко подготовила проект строительства нового газопровода из Туркменистана в обход России. Проект предусматривает прокладку труб через Каспийское море, Азербайджан и Грузию, а дальше — по дну Черного моря к Феодосии. По мнению бывшего украинского вице-премьера, такой газопровод может быть построен за три года и полностью окупиться на протяжении 6-8 лет.

Однако Ашгабат не воспринял инициативу украинского вице-премьер-министра. Больше того, в мае 2000 года Сапармурад Ниязов и министр энергетики и природных ресурсов Турции Зия Акташ подписали в Ашгабате контракт на снабжение туркменского газа в Турецкую Республику. Общий объем снабжения газа по трубопроводу составляет 30 млрд. кубометров, из которых 14 млрд. кубометров планируется экспортировать в Европу.

Однако «туркменский проект» — не единственная попытка Киева диверсифицировать свои энергопоставки за счет привлечения газовых ресурсов стран прикаспийского региона. В начале марта 2001 года иранское правительство заявил, что подготовило проект создания газотранспортной магистрали из Ирана через Азербайджан, Грузию и Украину в страны ЕС. Иранские газовые компании надеялись, что к концу 2001 года Совет Безопасности ООН должен был снять с Тегерана ограничительные санкции на экспорт энергоресурсов, а затем иранскому газу будет открытый путь в Европу. Тегеран был готов поставлять в страны Европейского Союза газ в объеме не меньше 7-10 млрд. куб. г в год. Предварительная работа была проведена с Турцией и Арменией. Таким образом, Тегеран создал все необходимые предпосылки для успешной реализации своих газоэкспортных планов на Кавказе. Но для того чтобы выйти на европейский рынок газа, Ирану необходимы транспортные мощности стран Восточной Европы — России или Украины.

Первые переговоры на правительственном уровне между Ираном и Украиной о возможности транспортировки иранского газа через украинскую ГТС в Европу состоялись в начале февраля 2001 года во время официального визита в Киев министра иностранных дел Ирана Камаля Харази. Их продолжением стали переговоры между бывшим украинским премьером Виктором Ющенко и президентом Ирана Мохаммадом Хатами, которые состоялись в Тегеране 6-7 февраля 2001 г.

Последний раунд украинско-иранских газовых переговоров состоялись летом 2005 года, корда в Тегеране побывала делегация во главе с экс-секретарем СНБОУ Петром Порошенко.

Но американо-иранское противостояние и ядерные амбиции Ирана оказались сильным сдерживающем фактором. Потому ожидать открытия „второго газового фронта” со стороны Ирана в ближайшее время Киеву не приходится.

1.4. Возможная альтернатива.

Таким образом, реальной альтернативой, способствующей снижению газовой зависимости Украины от российских поставок и транзита является внедрение энергосберегающих технологий и переход на уголь в качестве основного топлива, что позволит промышленности Украины сократить потребление газа на 13 млрд куб. м в год. По словам министра промышленной политики Украины Владимира Шандры около 5 млрд куб. м в год может быть сэкономлено, в частности, в горно-металлургической промышленности. Согласно разработанной Кабинетом министров Украины осенью 2005 г. концепции развития топливно-энергетического комплекса страны до 2030 г., потребление газа в Украине к 2030 г. уменьшиться на треть и составит 49 млрд куб. м.

2. Многострадальная нефтяная труба

Протяженность магистральных нефтепроводов в Украине составляет около 4 тыс. км, при мощности транспортирования 125 млн. т нефти в год и транзита — 65 млн. т в год. Общие мощности украинских НПЗ позволяют перерабатывать более 50 млн. тонн нефти в год.

Но уже сейчас в украинской нефтетранзитной сети на протяжении последнего года наблюдается сокращения объемов транзита нефти. Так трубопроводным транспортом по территории Украины в январе-апреле 2006 года было прокачано на 6,7% меньше (на 0,762 млн. тонн) в сравнении с аналогичным периодом 2005 года — до 10,610 млн. тонн. По информации ИА «Интерфакс-Украина» транспортирования нефти по системе «Магистральные нефтепроводы «Дружба» за четырех месяцы 2006 года составило 7,391 млн. тонн (снижения на 5,4%, на ли 0,426 млн. тонн), по системе «Приднепровские магистральные нефтепроводы» — 7,259 млн. тонн (снижения на 24,0%, на ли 2,297 млн. тонн). В то же время транзит нефти по итогам минувшего года вообще сократился на 3,6% (на 1,167 млн. тонн) — до 31,376 млн. тонн, объем прокачки для внутренних потребителей — на 31,7% (на 7,111 млн. тонн), до 15,322 млн. тонн.

Есть и другая проблема, с которой сталкивается отечественный ТЭК – это зависимость от поставок российской нефти. Поэтому значительные надежды отечественный ТЭК возлагает на реализацию Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора, который соединит «большую нефть» Каспия с Европой.

2.1. «Сокровища Каспия»

Напомним, что коммерческие запасы нефти на Каспии составляют 30 млрд. т, прогнозируемые — около 100 млрд. т. Лишь в Казахстане добыча нефти на месторождении Тенгиз предусматривает увеличение производства нефти до 30 млн. т (до 2010 г.), а запасы нового месторождения Кашаган составляют около 1-7 млрд. т нефти. Потенциальные возможности Каспия привлекают внимание многих ведущих стран мира. Например, США открыто объявили этот регион зоной своих жизненных интересов.

Астрономические запасы нефти на Каспии дают украинскому правительству надежду на возможность участия в транспортном коридоре, который должен соединить каспийские нефтяные месторождения и европейских потребителей.

На сегодня уже существует система транспортировки каспийской нефти. До 2006 г. каспийская нефть транспортировалась в Европу по нефтепроводам Баку — Новороссийск и Баку — Супса. Каждый из них поставляет азербайджанскую нефть в объеме 0,1 млн. баррелей в сутки. Помимо этого, по нефтепроводу Атырау (Казахстан) — Самара (Россия) ЕС получает казахскую нефть в объеме 0,2 млн. барр. в сутки. Однако эти объемы в совокупности покрывают лишь незначительную часть потребностей ЕС в углеводородах.

Для увеличения поставок каспийской нефти в 1995 г. дополнительно был введен в эксплуатацию азербайджано-грузинский железнодорожный коридор ТРАСЕКА. Кроме того, в Каспийском регионе в марте 2001 г. вошел в строй мощный российский экспортный трубопровод Тенгиз — Новороссийск. Закончилось строительство иранской магистрали Нека — Рей.

Новым этапом стал запуск 29 мая этого года трубопровода Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД) по которому азербайджанская нефть дошла до турецкого порта Джейхан на Средиземном море. Первые 80 тыс. тонн нефти сорта Azeri Light уже закачиваются на один из британских танкеров, который не позднее 3 июня возьмет курс на Европу. Таким образом, заработал первый нероссийский проект нефтеранспортировки нефти из Каспия в Европу.

По мнению украинских экспертов, реализация проекта БТД создает определенные вызовы для отечественных нефтетранспортных амбиций. Киев рискует оказаться вне нефтетранспортных путей, связующих Запад с «большой нефтью» Каспия.

2.2. Украинские мечты о «большой нефти»

Речь идет о нефтетерминале «Южный» (г.Одесса) и трубопроводе Одесса-Броды-Гданськ. Первоначальная мощность трубопровода «Одесса-Броды» составляет 9-14,5 млн. тонн с резервуарным парком 200 тыс. куб. м. В перспективе предусматривается расширение мощности нефтепровода до 40-45 млн. тонн в год с резервуарным парком 600 тыс. куб. м.

По идее транспортировка нефти по украинскому маршруту обойдется в два раза дешевле, чем через российский порт Новороссийск, и в два с половиной — три раза дешевле, чем через турецкий Джейхан.

В то же время, для выхода на рентабельность необходимо прокачивать по трубопроводу минимум 6 млн. тонн нефти в год. Такого объема заказов у «Укртранснафты» нет.

Не построена и польская ветка трубы к Плоцку откуда нефть должна была идти к австрийскому НПЗ «Швехат», германскому «Дойна», заводу «Ческа Рифинерска» (готов покупать до 2 млн. тонн нефти в год) и украинский НПЗ из Надворной «Нефтехимик Прикарпатья» (1 млн. тонн).

И ее долго не построят, поскольку в Польше скептически относятся к перспективе заполнения трубы каспийской нефтью. Несмотря на то, что ЕБРР готов выделить 500 млн евро, ЕС — два миллиона на технико-экономическую экспертизу, этих Сум явно не достаточно. На протяжении пяти лет между Украиной, Польшей и ЕС идет игра в темную, было перепробовано около двух десятков моделей управления трубой: от создания международного консорциума до концессии.

Построенный в 2001 году, «Одесса-Броды» простаивал вплоть до 2004 года, поскольку Киев был не в состоянии привлечь к проекту Баку. Единственной реальной альтернативой ржавлению нашей трубе оказался реверс.

В 2004 году Тюменская нефтяная компания совместно с Вritish Petroleum начали транспортировать нефть по «Одесса-Броды» в реверсном (обратном) направлении — из Брод в Одессу. 18 августа 2004 года Россия и Украина подписали долгосрочное соглашение о транзите нефти, согласно которому, была обеспечена оптимальная работа нефтепровода «Одесса-Броды», включая поставки российской нефти по направлению Брод. Позднее, ОАО «Укртранснафта» подписало договор с уже российско-британской «ТНК-ВР» о прокачке ежегодно около 9 млн. тонн нефти на протяжении трех лет.

Украина не смогла и в обозримом будущем вряд ли сможет найти каспийскую нефть для «Одесса — Броды», даже технологическую. Без продолжения остались заявления руководителя аппарата специального уполномоченного по вопросам Евроазиатского нефтетранспортного коридора Михаила Гончара о том, что одна из центральноазиатских нефтедобывающих компаний, с которой «Укртранснафта» заключила контракт, обязуется поставить в ближайшее время 500 тыс. тонн технологической нефти для нефтепровода «Одесса-Броды». Однако название компании так и не было разглашено, как и не появилась в трубе «технологическая нефть».

2.3. Содружество конкурентов «демократического выбора»

Пока труба работает в реверсном режиме более удачливые конкуренты могут на повороте обойти наш проект «Одесса – Броды».

25 мая был пущен в эксплуатацию нефтепровод «Атасу-Алашанькоу-Душаньцзы» протяженностью 960 км, который связал Китай с нефтяными месторождениями Казахстана. Мощность первой очереди составляет 10 млн. тонн нефти в год, а в целом, по проекту, планируется прокачивать ежегодно до 20 млн. тонн каспийской нефти, которая будет перерабатываться на китайской территории. Таким образом, добывающий ежегодно 60 млн. тонн нефти Казахстан приплюсует в ближайшей перспективе к своему экспортному активу еще 20 млн. тонн, что в сумме с переправляемыми по состоянию на 2005 год по трубопроводу Тенгиз-Новороссийск Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) 32 млн. тоннами составит 52 млн. тонн нефти в год. Таким образом у Казахстана в остатке оказывается 8 млн. тонн нефти.

А если участь, что Астана подтвердила свое участие в поставках нефти для транспортировки по «Баку-Тбилиси-Джейхан», а также перспективу увеличения пропускной способности КТК до 67 млн. тонн, то нефти для нашеего трубопровода «Одесса-Броды» у казахов может просто не оказаться.

Кроме того, альтернативу украинскому проекту нефтепровода имеет Болгария, которая планирует задействовать терминал в районе Бургаса (нефть из Бургаса поступает через территорию Македонии в албанский порт Влйора и дальше в Европу), пропускной способностью в 18 млн. т. (после реконструкции планируется увеличение до 25 млн.т.). Болгарский путь каспийской нефти также поддерживается США.

Кроме того, детально изучается вопрос совместного строительства Болгарией и Грецией нефтепровода Бургас (Болгария) — Александруполис (Греция) для транспортирования азербайджанской и казахстанской нефти к южной Европе территорией Болгарии и Греции. Проектом предусматривается строительство трубопровода длиной 350 км к греческому порту Александруполис.

Существует также совместный румыно-российский (при участии «ЛУКОЙЛ») проект транзита «большой» каспийской нефти из порта Новороссийска через нефтетерминал Констанци (пропускная возможность составляет 33 млн. т), со следующей ее реализацией в Европу через нефтепровод Констанца-Триест (ТКТ). Так как «ЛУКОЙЛ» владеет контрольным пакетом акций румынского нефтеперерабатывающего комбината «Petrotel» вблизи Констанци, российская сторона заинтересована в полной загрузке предприятия. По последнему варианту, маршрут трубопровода Констанца-Триест проходит через Румынию, Венгрию, Словению, Италию. В Триесте ТКТ может быть присоединен к Трансальпийскому Трубопроводу (TAL) и тогда для каспийской нефти открываются рынки Австрии, Германии и Чехии.

Таким образом мы снова рискуем остаться с трубой… пустой.

Следствием разработки новых месторождений на Каспии становится обострение конкуренции между Россией и США. В центре этого противостояния — борьба за контроль над действующими трубопроводами и маршрутами новых нефтепроводов. Соответственно третьи страны, к которым относиться и Украина, вынуждены конкурировать с сильными соперниками, имеющими многолетний опыт работы на международных нефтерынках и являющимися авторами сценариев развития ситуации в нефтяной отрасли мировой экономики. Борьба ведется по всем правилам политических и медийных технологий, с использованием черного PR, грубого политического давления и т. п.

В своей борьбе за реализацию своего проекта поставок каспийской нефти в Европу Украина может рассчитывать только на собственные силы. Отечественный проект продолжения Евро-Азиатского транспортного коридора, в виде строительства нефтеперевалочного пункта в Южном и нефтепровода Одесса-Броды встретил ожесточенное сопротивление со стороны заинтересованных государств (стран нефтетранзита). Начав строительство нефтетерминала в Южном и нефтепровода Одесса-Броды, Украина вступила в конкурентную борьбу за схемы транспортировки каспийской нефти в Европу с Турцией, Болгарией, Румынией и Россией. Более того, эта конкурентная борьба лишила нас стратегических союзников из числа сверхдержав (США и Россия) и региональных лидеров (Турция и Иран).

Поэтому перспектива нефтепровода «Одесса-Броды» и терминала «Южный» зависит от способности вести собственную игру вне зависимости от интересов Вашингтона и Москвы. Нужно не надеясь на преференции в рамках «Содружества демократического выбора», ГУАМа или ЕЭПа, а проводить наступательную, агрессивную политику захвата рынка нефтетранзита в регионе. Но об этом читайте в нашей следующей экспертизе…

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.