Милицейские реформы для политической проформы?

Тематика реформ традиционно является «фишкой» практически всех сил, обретающих власть в Украине и политическим «хобби» власть обретших. Различие разве что в том, что каждая из «властей предержащих» вкладывает в категорию «реформирования» свой, наиболее выгодный ей на данный момент смысл. Не стало исключением и нынешняя власть, провозгласившая о «начале системных реформ» – от милиции до Конституции включительно.

 

Нет дела, коего устройство было бы труднее,
ведение опаснее, а успех сомнительнее,
нежели замена старых порядков новыми.

Никколо Макиавелли (1469-1527)

 

Для справки:В большинстве демократических стран (начиная с Финляндии или США и заканчивая Японией) на тысячу жителей приходится в среднем 2-3 сотрудника полиции: В США при населении в 307 млн. чел. общая численность полиции составляет около 500 тыс. чел. В Финляндии при населении в 5,25 млн. чел общая численность полиции составляет около 10,9 тыс. чел (в т.ч. 7,8 тыс. непосредственно полицейских), а также 3,5 тыс. пограничников. В Японии при населении в 127 млн. чел. общая численность полиции составляет ок. 257 тыс.чел. Примерно такая же «картина» и в «постсоциалистических странах: в Латвии на 100 тыс. граждан — примерно 860 полицейских, в Литве — примерно 796 полицейских, а в Польше – чуть больше 328 полицейских! В России и Белорусии, для сравнения, соответственно 976 и 1442 милиционеров на сто тысяч граждан…

В Украине, население которой в мае 2010 г. составляло менее 46 миллионов (по данным Госкомстата), численность МВД составляла неполных 325 тыс. (в т.ч. более 240 тыс. военнослужащих). И это не считая Внутренних войск (еще ок. 33 тыс.) и пограничников (50 тыс., в т.ч. 42 тыс. военнослужащих). Причем население Украины имеет явную тенденцию к убыванию (причем по самым скромным оценкам ежегодно от наркотиков умирают 10-12 тыс. человек), а численность правоохранительных органов – отнюдь нет. Посему как минимум по статистическим показателям – 6-9 «правоохранителей» на тысячу жителей, т.е. в 2-3 раза больше «классического» соотношения! – Украина является «полицейским» государством!

 

«Мода» на реформы

Своим указом от 17 августа Президент В. Янукович создал рабочую группу по вопросам реформирования уголовного судопроизводства. Руководителем группы назначен министр юстиции А. Лавринович, секретарем — замглавы администрации президента, руководитель ГУ АП по вопросам судебной реформы и судоустройства А. Портнов, достаточно подробно «разъяснивший» ее на страницах «Зеркала недели» (№ 30 от 21 августа 2010 г.). Основной «жертвой» данного проекта является прежде всего система прокуратуры, однако милиция тоже отнюдь не обойдена вниманием. По задумке Банковой, ее следственный потенциал собираются серьезно урезать (в пользу прокуратуры), а «некоторые правоохранительные органы, создающие видимость борьбы с экономическими преступлениями, у которых всего один процент дел заканчивается обвинительным приговором» вообще ликвидировать. «По нашей новой идеологии, следствием, осуществляемым правоохранительным органом, руководит прокурор. Он станет процессуально независимой фигурой и фактически руководителем следствия… Следователи во всех органах останутся и будут заниматься сбором доказательств». В результате «новая уголовно-правовая модель полностью исключит пытки в правоохранительных органах», ибо «запрет на исследование судом доказательств, полученных незаконным путем, исключит эту проблему». Более того, «следующим шагом в реформировании системы уголовной юстиции будет все, что связано с законом об СБУ, милиции, об оперативно-розыскной, контрразведывательной деятельности, о прокуратуре, таможне и налоговой».

 

Милицейский «гламур»

Поддержат ли на улице Богомольца («штаб-квартира» МВД) начинания Банковой – вопрос скорее риторический. Примечательно прежде всего то, что глава МВД имеет свое видение реформы «подопечного» ведомства. Причем видение, которое мало «стыкуется» с планами Андрея Портнова.

Как рассказал главный советник министра К. Стогний, договоренность между Президентом и министром такова, чтобы концепция реформирования милиции была представлена уже осенью. Параллельно с реформированием МВД и оптимизацией работы его руководителей Виктор Янукович ожидает от министерства «разработки современных механизмов мотиваций сотрудников милиции и… социальной защиты милиционеров».

Показателен ставший уже традиционным вопрос повышения зарплат сотрудникам милиции, к коему апеллировали (хотя и с разной степенью успеха) все без исключения главы ведомства. Рискнем «дополнить» это «вечное» и в целом благое намерение главы МВД «невольным» комментарием А.Портнова: «…нельзя ожидать многого от милиционера, который получает 1700 грн. Столяром или слесарем выгоднее работать, чем милиционером. Легкомысленно было бы обещать, что начнется реформа и сразу все будут получать большую зарплату. Знаю одно: решать эту проблему в существующей нынче системе координат невозможно» («Зеркало недели», 21 августа).

Действительно, одна только ситуация вокруг ГАИ уже давно стала притчей во языцех и на сегодня переросла в многосерийную «ментодраму» в стиле реалити-шоу «За стеклом» (в данном случае – автомобиля).

Однако в своих намерениях реформировать эту весьма набившую оскомину своей малой эффективностью и высокой коррумпированностью руководство МВД ограничивается полумерами. Планируется, что ГАИ лишится лишь нескольких несвойственных ей функций – выдачу водительских удостоверений и прохождение техосмотра (последнее отдадут частникам и страховикам). «А задача милиции, – по словам А.Могилева, – будет только в том, чтобы наблюдать, как соблюдаются Правила дорожного движения» («Судебно-юридическая газета», 6 сентября 2010 г.).

В августе Департамент по борьбе с киберпреступностью МВД заявил, что инициирует изменения в Уголовный кодекс с целью конкретизировать ответственность за торговлю наркотиками с использованием Интернета. Однако, сколь действенными будут эти изменения, пока судить трудно. Ведь, как уточнили в ведомстве, требование к интернет-провайдерам устанавливать оборудование, которое бы позволяло правоохранителям контролировать трафик, не входит в перечень их предложений. В Департаменте борьбы с незаконным оборотом наркотиков МВД «успокаивают» статистикой — через Сеть сбываются наркотики лишь в 2% случаев от общего количества.

Как видно уже из этих примеров, реформа милиции от МВД – это не более чем своеобразным «косметический ремонт» (вроде растонирования стекол милицейских машин).

«Мода на реформы» по крайней мере косвенно может служить явным доказательством «завала» в той сфере, которую желают подвергнуть реформированию. Даже вице-премьер Б. Колесников заявляет, что «в стране две организованные преступные группировки — налоговая и МВД», а лидер фракции ПР А. Ефремов обвиняет в росте цен на продукты в т.ч. ГАИ, «сдирающее» незаконные штрафы с транспортников.

Глубину проблем ведомства невольно признал и сам министр А.Могилев, отмечая, что «нужно сделать так, чтобы милиция работала для людей, а не для самой себя», и посему «адекватно реагировать и решать жалобы и заявления граждан, не нарушать их права и свободы – это сейчас одна из основных наших задач».

Проблема разве что в том, что сама реформа МВД лишена такого принципиального качества как системность – каждый причастный к «реформированию» полагает, что именно он обладает «единственно правильным» знанем того, что и как необходимо делать. Порождаемая этим разнонаправленность усилий в целом постепенно трансформируется в своеобразное «возвратно-поступательное движение» («Должно быть, мы ходим по кругу: мы все время на повороте»). Подобные усилия, выдаваемые за реформу, заранее обреченное на провал.

Так, при том, что в год в МВД поступали в качестве благотворительной помощи 500-600 автомобилей, только сомнительный «подарок» внедорожника Cadillac Escalade приобрел общественный резонанс.

«За скобками» проектов реформирования украинских «силовых структур», претендующих на системность, традиционно остаются принципиально важные проблемы структурно-функционального характера. Это в частности проблема оптимизации взаимоотношений МВД и Погранслужбы. Согласно «европейским стандартам» госуправления, погранслужба долна быть подчинена – хотя и с определенными элементами автономности – Министерству внутренних дел (подобно Внутренним войскам). Подобная «привязка» позволит не только улучшить традиционно проблемную координацию деятельности ведомств (унифицировать базы данных и пр.), но и в целом – оптимизировать систему обеспечения внутренней безопасности.

Тем более, что при реализации подобной «связки», МВД получит дополнительный (в приложении к имеющимся каналам Интерпола) «выход вовне» – отнюдь не лишний в борьбе с международными криминалом. А он принципиально важен с учетом того, что все более острые – в т.ч. по мере приближения Евро-2012 – вызовы лежат в плоскости т.н. «мягкой» (социогуманитарной) безопасности. Можно полностью согласиться с бывшим главой СБУ В.Наливайченко, что «три наибольших фактора – это нелегальная миграция, трансграничная преступность и все, что связано с недопущением на нашу территорию терроризма» (ВВС, 4 сентября). Соответственно, активность на этом направлении должна стать одним из ключевых приоритетов деятельности «тандема» МВД – Пограничники при соответствующей поддержке «сбоку» («тандема» СБУ-СВР) и «сверху» («тандема» КМУ-СНБОУ).

 

Вместо выводов. Своя милиция себя бережет

В свое время Гегель обратил внимание на то, что «для прусского чиновника государственная власть стала частной собственностью». Еще более справедливой эта максима великого философа является для нынешней украинской ситуации. Нынешний политический класс (внепартийной окраски) фактически «приватизировал» «силовой» аппарат («сектор безопасности»). В результате ключевые силовые структуры – и прежде всего МВД и СБУ – становятся своеобразной «преторианской гвардией» политического режима.

Каждый новый глава Украинского государства объявляет реформу милиции одним из приоритетных направлений деятельности своей администрации – как минимум, чтобы «отстроиться» от негативного образа, которым традиционно славится милицейское ведомство. В «джентльменский набор» любого реформирования, прежде всего, входят давно ставшие классическими вопросы уничтожения коррупции, курса на инновации и т.п.

Однако, повседневная реальность показывает, что реформа как таковая не происходит. Тасуются чиновники. Есть лишь многочисленные заявления Президента, министра и пр. «власть предержащих» о необходимости искоренять и реформировать, есть перемещения высших офицеров милиции с места на место, есть целая «библиотека» профильных указов, постановлений, распоряжений, которые противоречат друг другу и посему удобны для невыполнения.

Главные претензии к той реформе, которую планиует нынешнее руководство, можно свести к нескольким ключевым пунктам:

1. Отсутствие более-менее чёткого, системного и согласованного плана реформ и общая тенденция к «съезжанию» с темы – с каждым месяцем общество всё больше отвлекают от глубинной сути внешними раздражителями.

2. Несоблюдение общих государственно-правовых стандартов и половинчатость принимаемых мер по «оптимизации», «дебюрократизации» и прочим «-зациям» – регулярные «сокращение милиции», волюнтаристские смены руководства управлений МВД (которые на поверку оказываются весьма избирательными не по профессиональному, а по региональному признаку).

3. Усиление полицейского контроля над обществом (под лозунгами «охраны общественного порядка» или «борьбы с распространением порнографии»). Неискоренимой практика «презумпции виновности неугодных конкретным милиционерам» и наоборот избытка «презумпции невиновности» принадлежащих к «лояльным».

4. Отсутствие «качественной» реакции на общественно значимые ситуации вроде пропажи журналистов или смерти в «участке». Руководство МВД совершенно не признает наличия «системности» в подобных прецедентах, трактуя их не более как единичные случаи, по которым «принимаются соответствующие меры» в виде наказания «засветившегося» сотрудника и его начальника. В силу этого сведение анализа качества работы милиции к одному-двум показателям автоматически обарачивается «настраиванием» работы органов не на повышение общего уровня социальной безопасности, а к явной «показухе» – поднятию (любой ценой!) требуемой статистики задержаных и собраных штрафов.

Без решения этих проблем нынешная милицейская реформа фактически обречена. Нынешняя власть рискует «лично» убедиться в справедливости прогноза Станислава Леца о том, что «к тому, кто не проводит реформ, постучит Реформация»…

Алексей ПОЛТОРАКОВ,к.полит.н.

Эксперт Центр исследований

проблем гражданского общества

Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.