Признает ли Янукович Абхазию и Южную Осетию?

 

Картинка 7 из 568

 «Янукович признает независимость Абхазии и Южной Осетии!» Такие заголовки можно встретить в некоторых западных, украинских, российских и грузинских СМИ. Известные эксперты и политики анализируют возможные последствия такого решения нового президента Украины, а папарацци даже демонстрируют фото здания, якобы отведенного для украинского посольства в Сухуми. В Грузии опасаются введения визового режима между Киевом и Тбилиси

 

ОДНАКО вся эта шумиха не имеет никакой политической ценности. Виктор Янукович нигде и никогда не заявлял о том, что намерен в качестве президента Украины признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Интригу создали неосторожные комментарии и заявления некоторых народных депутатов от фракции Партии регионов. Так, летом 2009 года депутат-«регионал» Анатолий Толстоухов, находясь в Москве, заявил местной прессе, что после президентских выборов Украина может признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Зная Анатолия Владимировича как «практичного философа», можно предположить, что это заявление прозвучало в качестве одного из возможных сценариев развития политики Украины в отношении «замороженных конфликтов» в Грузии. А СМИ просто не указывали контекст высказывания.

 

Сам Виктор Янукович по существу вопроса высказался достаточно дипломатично: «Сегодня мировому сообществу нельзя подходить однобоко к вопросам преодоления региональных конфликтов, нужно подходить ко всем одинаково. Я скажу так: я советовался прежде всего со своей совестью. Я утверждал и утверждаю, что сегодня нам не хватает единых правил игры… Международные соглашения сегодня фактически не работают. Поэтому я, когда выступал в этом контексте по вопросу Абхазии и Южной Осетии, сказал, что если не дать этой проблеме объективной оценки, то в дальнейшем может пойти еще целая череда подобных вопросов». Казалось бы, на этом можно поставить точку. Но для полноты картины необходимо указать на мотивационную часть позиции Януковича по кавказским конфликтам.

 

Во-первых, Виктор Федорович постоянно боролся за толерантность Кремля к своей кандидатуре. Теплый диалог между премьерами Тимошенко и Путиным приводил «регионалов» в уныние, а постоянные утечки информации о том, что российское руководство сделало ставку на Юлю, просто путали карты Януковича в его кампании на востоке Украины. Заявления отдельных партийцев по грузинско-российскому конфликту носили неофициальный характер или были просто «паническими» месcеджами. В то же время сам лидер Партии регионов пытался избегать четких формулировок.

 

Во-вторых, внешнеполитический пул Януковича ориентирован на традиционную парадигму решения конфликтов с помощью международных структур. Такие дипломаты, как Константин Грищенко, Анатолий Орел, Леонид Кожара (а именно они, очевидно, будут формулировать внешнеполитические приоритеты президентства Януковича), всегда выступали за незыблемость закрепленных в Уставе ООН принципов — в частности, за исключительные прерогативы Совета Безопасности ООН по санкционированию мер принуждения, включая военную силу. Это значит, что для них в равной степени неприемлема суверенизация Косова вследствие «гуманитарной интервенции» в Югославии и военный конфликт России с Грузией с последующим признанием Абхазии и Южной Осетии. Они видят в этих прецедентах явления одного порядка, стимулирующие сепаратизм и тем самым угрожающие национальной безопасности самой Украины.

 

В-третьих, очевидно, что внешнеполитическая линия Виктора Януковича будет во многом ориентирована на российский вектор, поиск новой интеграционной парадигмы для постсоветского пространства. Однако он, а особенно его окружение (имея бизнес, недвижимость, обучая детей на Западе), остро нуждается в оперативном «вхождении» в европейскую элиту. Янукович может стать более проевропейским деятелем, чем два его предшественника, поскольку личная выгода — намного лучший мотиватор, чем идеология или политическая конъюнктура. А для того, чтобы стать рукоподаваемым в Брюсселе, нужно играть по правилам, не предусматривающим дружбу с сепаратистскими режимами.

 

В-четвертых, вне всякого сомнения, отношения между Киевом и Тбилиси после инаугурации президента Януковича потеряют эмоциональную составляющую. Они станут такими, какими должны быть. Без кумовства, идеологии, русофобии и убыточного альтруизма. Виктору Федоровичу придется не просто выровнять диалог с Грузией, а придать новую динамику экономическим отношениям, которые при Викторе Ющенко ограничивались вином и боржоми.

 

Янукович не может себе позволить в начале президентства оказаться в компании таких специфических лидеров, как венесуэльский президент Уго Чавес и его никарагуанский коллега Даниель Ортега. В то же время признание Абхазии и Южной Осетии не принесет Украине никаких экономических и политических дивидендов. Россия попросту не сможет предложить Киеву адекватную цену за такой шаг. Украина отнюдь не Науру.

 

Правда, все вышеназванные логические доводы могут разбиться об один краеугольный камень — Янукович в критичные моменты своего правления всегда будет «бегать» в Москву, благо вокруг него есть много тех, кто готов поспособствовать этому. Россияне всегда умели ждать. Главным приоритетом для них будет ГТС, а через год-два можно будет вернуться и к Абхазии.

 

11.02.2010

Виталий Кулик,

директор Центра исследований

проблем гражданского общества

 

Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.