Пукач? Да кому он нужен?

В.З.

http://livasprava.info/index.php?option=com_content&task=view&id=1118&Itemid=1

Картинка 49 из 203

генерал МВД Пукач

Картинка 36 из 203

Дело Гонгадзе, как точка отсчета. 

Три дня назад, 27 июля один знакомый журналист предположил, что голову Гонгадзе найдут до конца месяца или не найдут вовсе. Он рассудил, что маховик отечественной правоохранительной системы будет работать медленно даже при наличии политической воли. Он оказался прав. Быстротой эти парни не отличаются, но желание завершить дело есть. Смерть Гонгадзе и последовавшие за ними события открыли целую главу в истории Украины. Страна изменилась. 

 Приход к власти Ющенко, «оранжевая революция», становление институтов буржуазной демократии и власти олигархии, ослабление государственной власти и управляемости – все это было связано с «делом Гонгадзе». Впрочем, не стоит предполагать, что смерть одного человека может стать причиной таких тектонических сдвигов. Это был просто маленький камешек. К обвалу все и так было готово. Похищение журналиста только запустило процессы, которые были запрограммированы развитием и становлением украинского капитализма во время бурного экономического роста, предшествовавшего нынешнему кризису. Показательно, что история эта завершится, именно, когда экономика рушится в пропасть. 

 В кризисные 90-е убийства, избиения, «самоубийства» журналистов широко практиковались, но особого общественного резонанса не вызывали. Как не вызывают они больших демонстраций и протестов, например, в РФ. Не стоит предполагать, что украинцы в 2000-м году вдруг стали более чувствительны к проблемам журналистов или что россиянам на убийство человека с ручкой и блокнотом наплевать, по определению. Ответ следует искать не в «менталитете» или моральных качествах, а в экономической и политической ситуации Украины. 

 

  Власть олигархии

  В 2000-м начинается бурный экономический рост. В села, где люди уже давно привыкли к ведению натурального хозяйства и фактически жили с огорода, начинает возвращаться гривна. Выплачиваются пенсии. Повышают зарплаты бюджетникам. Бурно растет пищевая промышленность. У людей меняются приоритеты. В 90-х социологи утверждали про общий «авторитарный абсентизм». Люди не верили партиям и парламенту. Целенаправленная дискредитация Рады телевидением с ее «левым» занудным большинством, представляющим отмирающий слой бюрократии, дала отличный для Кучмы результат. Люди желали сильной исполнительной власти. Леонид Данилович и был такой сильной рукой. Государство при нем было инструментом арбитража между крупнейшими финансово-промышленными группами, представленными во власти «карманными» парламентскими партиями. Как результат — социалисты и коммунисты ощутимо теряют инициативу. Выборы 1999 года стали надгробным памятником «левым». Эти же выборы окончательно похоронили надежды правой национал-демократии. 

Крупные ФПГ заработавшие свой капитал на экспорте металла, оружия, перепродаже нефти и газа подчинили себе экономику страны. После разгрома «клана Лазаренко» три основные группы: «днепропетровские» Пинчука, «донецкие» и «киевско-закарпатские» Суркис-Медведчук – практически поделили страну. Это не могло устроить растущий средний капитал. Они должны были становиться политически и экономически зависимыми от олигархии или уходить с рынка. СМИ оказались поделенными между основными игроками и отражали их точку зрения. Обычная ситуация для страны где власть принадлежит крупному национальному капиталу. Жизнь налаживалась. Правда у одних это было переползание из нищеты в бедность, а у других – баснословная роскошь, дворцы и «бентли». Ничего экстраординарного, но для среднего украинца немного обидно. 

Не удивительно, что «левые» силы, которые все 90-е только мешали своей глупостью и бездарностью развитию социальной и классовой борьбы были оттеснены от власти после создания первого чисто правого коалиционного правительства Ющенко. Лакеям капитала показали на двери. Правящий класс не нуждался в их услугах. При этом правительство проводило вполне левую кейнсианскую экономическую политику, стимулируя производство и потребление. Представителей «красных» потеряли места в президиуме парламента после «бархатной революции» в начале 2000-го года. Так же больше их представители не входили в правительство, хотя все антинародные реформы 90-х времен Кучмы проводились при активном соучастии чиновников-коммунистов и их покровителей. С этого момента вся полнота власти перешла к будущим «оранжевым» и «бело-голубым», но под контролем Кучмы и «кланов». 

 Проблемная страна

«Эксперимент в горно-металлургическом комплексе» (фактические налоговые каникулы для этих предприятий), сохранение высоких вывозных акцизов на семена подсолнечника (вопреки требованиям МВФ), независимая политика в сфере торговли оружием начинали раздражать партнеров/конкурентов и на Западе, и на Востоке. Украинское правительство во времена премьерства Пустовотенко для того, чтоб погасить задолженности по зарплатам накануне президентских выборов 1999 года напечатало очень много денег. Они умудрились, сами того не желая, с помощью денежного станка оживить экономику и девальвировать гривну. Экспорт стал дешевле. Начался экономический бум. 

 Украина становилась проблемой. Слишком сильным игроком на мировом рынке. Страну иногда называли Восточноевропейским тигром. Шимон Перес с удивительной прямотой во время визита в Киев заявил, что металл и хлеб из предмета гордости превратились в проблему. Многие связывали и внутриполитический, и внешнеполитический негатив с одним человеком. Так родился термин «кучмизм». Этим емким определением условно обозначали авторитарное правление непопулярного политика, который пытался в ручном режиме, непублично решать конфликты во властной верхушке. Стране, казалось тогда многим, нужен молодой энергичный лидер, носитель этических ценностей, украинского менталитета и т. д. На роль такого «душки» прочили В.А. Ющенко. Главу нацбанка, который патриотично надул МВФ в 98 и виртуально завысил валютные резервы. Коллекционер трипольских горшков, национал-демократ, мягкий и податливый. Именно то к чему стремились либералы и правые избиратели. Социальная политика и популизм завоевали на его сторону и часть трудящихся в Центре и на Западе. В то же время на Юге и Востоке отцами экономического процветания считались другие политики. Тоже незаслуженно. Изменение власти стало неизбежным. 

  Кризис. 
   

  Рубиконом стал 2000 год. В марте редактор небольшого сайта под названием «Украинская Правда», специализировавшегося на компромате, размещает информацию о том, что у Кучмы есть зарубежные счета, а вице-спикер Медведчук причастен к торговле детьми. Дальше больше. Пользователей сети в то время было, не то чтоб очень много. Это был узкий круг людей в Киеве. Сам Гонгадзе был больше заметным парнем, чем журналистом-газетчиком. Пожалуй, больше всего ему подошла бы работа репортера на современном украинском ТВ. Он был фактурен, ярок, достаточно смел, но его статьи не отличались глубиной анализа и эксклюзивностью информации, как у Олега Ельцова или остротой, как у памфлетистки Татьяны Коробовой. Убивать его было, собственно, бессмысленно. Что произошло, мы не знаем и, наверное, и не узнаем, хотя голова его и найдена. 

Сразу после смерти Гонгадзе за нее ухватились разные силы. Благодаря стараниям «майора Мельниченко» в прессе появились выдержки записей Кучмы в которых он явно «под шафэ» высказывает неодобрение «грузину». С тех пор подозрение в «заказе» на убийство журналиста по очереди выдвигали почти всем представителя политической элиты. Началась компания «Украина Без Кучмы», а потом «Повстань Украина». Левые и правые политики, выброшенные из системы власти или ограниченные ею начали отчаянную борьбу против «системы» и за свою власть. Не все были циниками, но время показало, что процесс оказался в руках достаточно прагматичных людей. Они любили театральные эффекты и разговоры о народе, но не больше.  

Политики представлявшие капитал, который не входил в три больших клана попытались найти опору в народе. Ющенко приложил усилия к обретению личной власти. Будущие бело-голубые попытались установить гегемонию своего бизнеса, в ущерб остальным игрокам. США и РФ усилили свое влияние в Украине. Вечный конфликт «рухофренов» и «коммуняк» ушел в прошлое. Все кто не выиграл – проиграл. И сегодня мы знаем кто потерпел поражение. Народ. Он слишком сильно верил власти. Партии и вожди опирались на поддержку, манипулировали сторонниками, но контроля со стороны народа не было и быть не могло. Денежный мешок во главе. Оплаченные функционеры или «пайщики» в партии и внизу «биомасса» избирателей. Лохи, которых не грех разводить. 

 Гонгадзе умер ни за что? 

 Неосознанный социальный протест вышел в свисток в виде избрания Ющенко. Пресса до недавнего времени на волне борьбы за демократию пользовавшаяся относительной свободой сдулась, как шарик. Мы снова имеем СМИ, руководимы финансово-промышленными группами и свобода там допускается, только если она не вредит спонсору. Так было и во времена Кучмы. Просто те, кто этим возмущался, уже победили. Они, если не были совсем уж простодушны, пожинают дивиденды от сотрудничества с новой и старой элитой. Остались, только такие непрактичные люди, как правозащитник Володя Чемерис, которые до сих пор верят, что боролись не за смену элит, а за заявленные ценности. И, кстати, его не жаль. Его за эту «негибкость» и любят. У идеалистов, доказавших свою искренность, всегда есть друзья.  Это их единственное багатство и его не украсть. 

Сотни журналистских и политических карьер «демократов» сделаны на имени Гонгадзе, но особого крика радости мы не слышим. Потому что нет сейчас спроса на тему. Она исчерпана. Выяснилось, что главный обвиняемый Пукач даже и не прятался с 2005 года. Разводил коров, мастерски разбрасывал навоз и косил сено, как «справный мужик» в селе. И о месте его пребывания, похоже, знали. А тут «под выборы» бац и посадили. Это прекрасно показывает всю глубину цинизма и лживости режима отечественной буржуазной демократии.  

 Скорее всего, «режим экономической рецессии» похоронит и нынешний расклад сил. И когда экономика восстановится, нужно будет бороться не за «красивых» и «новых» политиков, а за новый расклад сил, но не в политической элите. Нужно, чтоб это был расклад в отношениях между трудящимися и эксплуататорским классом. Мы должны не только построить новые профсоюзы и создать некоррумпированное грантами и политиками общественное протестное движение. Мы должны добиться культурной гегемонии. Наши идеи могут охватить общество. Просто эта альтернатива должна быть сформулирована. Нынешний кризис капитализма будет только одним в череде тех, которые положат конец капитализму и только т нас зависит, как будет выглядеть мир после того, как спекуляция и экспансия капитала, парламентская политика и вся ложь и иллюзии буржуазного порядка сгинут.  

 

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.