«Серая» зона Кавказа

 

Виталий КУЛИК,

директор Центра исследований

проблем гражданского общества

 

 

Визит Президента России Дмитрия Медведева в Цхинвал 13 июля 2009 г. стал своеобразным подведением промежуточного итога политики Москвы по формированию режима «полупризнанности» Южной Осетии после грузинско-российской войны 8.08.08. Руководство РФ решило воочию увидеть плоды победоносной войны на Кавказе, а также на месте разобраться с проблемами местного полупризнанного режима. С одной стороны, Кремль иллюстрировал незыблемость курса на «кипризацию» конфликтов в Грузии, этакая иллюстрация силы для западных партнеров; с другой – Москва заинтересована в снижении издержек и рисков от южноосетинского режима, который уже начал показывать признаки строптивости.

 

Бизнес по-южноосетински

Южная Осетия не является экономически привлекательным регионом. Все бурные 1990-е и начало 2000-х гг. южноосетинская экономика представляла собой коллективный «серый» бизнес, в основном контрабанду нефтепродуктов, водки и товаров народного потребления из России в Грузию. Разница между кланами, делившими власть в республике, была разве что в том, кто контролирует таможню на севере, а кто на юге.    

До августовской войны промышленный сектор непризнанной республики насчитывал 22 небольших предприятия. При этом основная часть производственных мощностей простаивала из-за отсутствия спроса на продукцию (что повышало ее себестоимость и делало ее неконкурентоспособной), а функционирующие мощности устарели. По словам директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, большинство предприятий, даже успешных, испытывало нехватку рабочей силы, было отягощено долгами прошлых лет и страдало от дефицита оборотных средств.

Не вытягивали экономику Южной Осетии и меры, разработанные в апреле 2008 г. еще командой президента РФ Владимира Путина. По сути, тогда Москва де-юре признала юридические документы, выдаваемые в Цхинвали. Но и это не принесло в республику дополнительных средств.

Ситуация качественно изменилась после грузинско-российской воны в августе 2008 г., когда Москва заявила о готовности восстановить разрушенную экономику и социальную сферу Южной Осетии. В Цхинвал пошли огромные, как для региона, где проживает всего 40 тыс. человек, средства. Только на восстановление жилья в 2009 г. российские власти предусмотрели 11,5 млрд. руб. И это не предел. По словам, председателя Государственного комитета по восстановлению республики Зураба Кабисова, «проблем с финансированием в Южной Осетии нет. Денег у нас будет столько, сколько надо, чтобы полностью восстановить республику».

В Южную Осетию почти год шли потоки гуманитарной помощи от разных городов и регионов России, выделялись средства для оказания разовой и ежемесячной помощи российским пенсионерам и малообеспеченным. Первоначально российские официальные лица обещали выплатить по 50 тысяч рублей за утраченное имущество каждой пострадавшей семье.

Но все эти средства как-то рассасывались на пути к потребителям. Так, по результатам апрельской проверки Счетной палаты и Министерства регионального развития РФ целевого использования выделенных средств оказалось, что около 1,5 млрд руб просто зависло.

Строительные работы ведутся в основном в центре города, в то время как официальные СМИ республики рапортуют об открытии пунктов медпомощи в отдаленных селах. Как отмечают цхинвальские блоггеры, ни один дом в частном секторе во всех населенных пунктах не восстановлен. Ни одна семья, у которой сгорел дом или квартира, не получила новое жилье. Некоторые до сих пор живут в палатках, установленных в собственных огородах.

В самом Цхинвали восстановлено 10 школ, детских садов и больница. Но во многих домах сегодня вместо окон целлофан и одеяла. Как заявил министр по чрезвычайным ситуациям РФ Сергей Шойгу, который с проверкой находился в Южной Осетии, «мы привезли в Цхинвали столько стекла, что его хватило бы три раза застеклить весь город». Никто точно не знает, куда подевалось это стекло и все прочие стройматериалы. То же самое можно сказать и об остальной российской помощи в размере 350 миллионов евро, выделенной на восстановление.

По словам, опального нынче, бывшего премьер-министра ЮО Юрия Морозова, незадолго до конфликта было украдено 100 миллионов рублей, предназначавшихся для выплаты зарплат госслужащим. Теперь же сумма бюджетных потерь измеряется в миллиард рублей. Как отмечает Морозов, клан Кокойты пытается всеми силами перенаправить под себя все финансовые потоки из России, поскольку это единственный источник доходов нынешней южноосетинской власти. 

После того как Россия изменила порядок финансирования восстановительных работ в ЮО и Минрегионом РФ было создано ГУП «Южная дирекция», которое стало заказчиком этих работ, ситуация выровнялась. Было объявлено, что многие восстановленные объекты в ЮО останутся в собственности России.

Несмотря на заявления Цхинвала о том, что РФ со временем передаст эти объекты в собственность ЮО, большинство из них изначально имеют  двойное назначения и у Цхинвали нет ресурсов, специалистов, техники заниматься обслуживанием многих коммуникаций. Так, уже сейчас понятно, что Москва получит в свою собственность строящийся возле Цхинвала аэропорт, дороги, ЛЭП и газопровод «Дзаурикау – Цхинвали», который должны закончить к 29 августа 2009 г. Кроме того, в республике размещена военная база РФ, которую также повесили на бюджет ЮО.

Москва не только указала президенту Южной Осетии Эдуарду Кокойты на то, что ответственность за провал восстановительных работ полностью лежит на нем, но и посоветовала искать себе приемника. У руководства ЮО фактически отобрали наиболее прибыльные сектора, где можно было вести «бизнес», оставив небольшие лазейки для поддержки штанов.

 

 

 

Кудар-баша[1]

Эдуард Кокойты давно вызывал недовольство у Кремля. И речь идет не только о специфическом южноосетинском бизнесе. Еще перед войной 8.08.08 нынешний президент ЮО начал активно выстраивать суперпрезидентскую вертикаль власти, назначать на основные должности своих родственников, устранять оппозицию, проводить зачистку СМИ, тем самым укрепляя собственную власть. Но до войны Кокойты был нужен России в качестве выгодного и удобного инструмента для сдерживания грузинских атлантических амбиций. Он умело поддерживал напряженную ситуацию в зоне безопасности и с готовностью ввязался в военную авантюру.

Однако, после военных действий властные аппетиты Кокойты выросли. Он убрал из руководства знаковых для Южной Осетии лиц, таких как – экс-министр обороны ЮО и глава Совбеза Анатолий Баранкевич, экс-премьер-министр Юрий Морозов. Обвинил их в подготовке государственного переворота. Начато наступление на наиболее популярного в Южной Осетии бизнесмена  Альберта Джуссоева (именно его компания строит газопровод) и на клан братьев Тедеевых (младшего из братьев неизвестные расстреляли во Владикавказе).

При помощи админресурса Кокойты удалось расколоть основные оппозиционные партии (Народную партию и «Отечество») и сформировать (по результатам парламентских выборов, состоявшимся 31 мая 2009 г.) лояльный к себе парламент (при большинстве в 46% пропрезидентского «Единства»).

Кроме того, президент ЮО назначает и увольняет судей. Президент же фактически исполняет роль руководителя кабинета министров (поскольку назначенный после войны премьером Асланбек Булацев отличается слабым здоровьем и часто болеет), руководит президиумом правительства, который значимую роль в большинстве вопросов жизнедеятельности исполнительной власти, назначает мэров и глав поселковых руководителей.

Последней инициативой, которая не на шутку озадачила Москву, стала идея о снятии конституционного ограничения на избрание Эдуарда Кокойты на третий строк президентом ЮО (в 2011 г. заканчивается вторая президентская каденция Кокойты). В республике начали появляться общественные инициативы по реформированию конституции ЮО. С другой стороны, в Цхинвале нашлись юристы доказывающие, что нынешний президент только в первом строке в качестве главы признанного государства Республика Южная Осетия, а то что было до 29 августа 2008 г. – не считается. В любом случаи, эта идея очень не понравилась в Кремле, который тут же отреагировал заявлением главы администрации президента РФ Сергея Нарышкина, о том, что «выборы в ЮО подтвердят путь на незыблемость конституции и ее норм, на недопустимость изменения конституции в угоду каким-либо политическим изменениям». В Цхинвале намек, кажется, поняли. Во всяком случае, Кокойты тут же отметил, что он полностью согласен с Нарышкиным и намерен следовать конституции ЮО до конца, однако тут же добавил, что конституционный вопрос – это внутреннее дело самих южных осетин.

 

 

 

 

Как Москве обустроить Южную Осетию?

Очевидно, что решение конфликта в Южной Осетии отложено на очень долгую перспективу. Полупризнанность тем и отличается от непризнаности, что этот формат может существовать десятилетиями.

Вопрос только в том, что хотела бы получить Россия от такой «кипрской» консервации? Как отмечает заведующий отделом проблем межнациональных отношений российского Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов, в республике есть много тех, кто недоволен политикой действующей власти. Следовательно, фактор признания независимости (а это было главным козырем и команды президента, и его сторонников в «партии власти») не следует переоценивать. Чем дальше Южная Осетия будет уходить от Грузии, тем больше вопросов осетин будет обращено, прежде всего, к собственной власти, а потом уже и к Москве. Проблемы ЖКХ, социально-экономического развития, восстановления республики, распределения получаемых из Москвы финансов, возвращения людей в республику (и вообще социально-демографический блок проблем, чрезвычайно острый для Южной Осетии) будут выходить на первый план. Очевидно, что Кокойты придется еще некоторое время на них отвечать.

В этом плане показательными являются слова Анатолия Баранкевича (экс-секретаря югоосетинского Совета безопасности, а ныне оппозиционера) о том, что Россия помогла Южной Осетии с безопасностью, а теперь должна помочь с демократией. Но визит Дмитрия Медведева в Цхинвал похоже дает понять, что до 2011 года Москва готова терпеть Кокойты, лишь бы он не выходил за рамки. А потом придется все таки определяться с приемником.  

Но возможен и другой сценарий, когда Цхинвал, предвидя свое скорое политическое банкротство пойдет на эскалацию ситуацию в зоне безопасности, шантажируя Россию новым конфликтом. Но для этого Кокойты нужна сильная поддержка в Москве или наличие серьезных противоречий между властными группировками в Кремле в южноосетинском вопросе, на которых можно играть. Но, как показал визит Медведева в ЮО, у Цхинвала шансов не много…

 

 


[1] Кударцы – доминирющий в Южной Осетии тейп из которого происходит Эдуард Ккакойты

Коментувати



Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.