УКРАИНЕ НУЖНЫ НОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ… ЛИДЕРЫ НАРОДНОГО ДОВЕРИЯ

НИКОЛАЙ СЕМЕНЮРА,
Политолог, Киев

В свое время французский социолог Пьер Бурдье сформулировал принцип «заемного политического капитала», что представляет собой морально-политический кредит доверия политикам, который предоставляют им граждане в определенных исторических условиях. Такой кредит конвертируется в значительную электоральную поддержку. Именно это произошло 5 лет назад во время украинской «Оранжевой революции». Но после 5 лет с момента Майдана мы видим, что кредит не только исчерпался, но и сама нынешняя власть уже является некредитоспособной. Почему так произошло, и есть ли какая-то перспектива восстановить доверие между властью и народом после 2010 года?

Ценности Майдана

Нынешний кризис доверия к власти объясняется двумя факторами. Во-первых, некомпетентностью правящей элиты. Это не значит, что команда Виктора Януковича образца 2004 года была более профессиональной. Никоим образом. Речь идет о том, что потерянные возможности модернизации общества, обусловленные не только и не столько неразборчивостью Виктора Ющенко в «любых друзях», или «измене» Тимошенко, сколько поведением современной правящей элиты в целом (без деления на бренды), которая оказалась некомпетентной для оперативного решения первоочередных задач.

Также здесь имеет место явление завышенных ожиданий избирателей. Как отмечают эксперты украинского Фонда «Демократические инициативы», «мы рассчитываем на их (политиков) полнейшую преданность в выполнении своих профессиональных обязанностей, вплоть до того, что они должны жертвовать своим свободным временем, благосостоянием, наконец, жизнью для того, чтобы оправдать общественные ожидания. А потому, причиной нашего неудовольствия является слишком высокие ожидания относительно видных фигур, в частности, в политике». Причиной разочарования в нашем «политическом классе» может быть ошибочное ожидание, что «оранжевая» элита будет лучше, чем ее предшественники. Другими словами, можно самоуспокаиваться поговоркой: «Видели глаза, что покупали».

Но проблема в том, что эти завышенные ожидания спровоцировали сами политики. Именно они поставили высокую моральную планку и уровень компетенции, как перед собой, так и перед обществом. То, что они не преодолели данной высоты и наша, гражданского общества, политическая ответственность.

Во-вторых, нечестностью политиков. Майдан победил, потому что те, кто стоял на трибуне, говорили о честности. Они получили кредит доверия под эту честность. Прошло время, и мы снова слышим слова о ценностях и добродетелях, но мало видим дел. Доверие формируется исключительно через действия, а не через слова (вспомним в общем-то правильный, но так и нереализованный лозунг Ющенко — «не словом, а делом»). Люди, которые доверяют и которым доверяют, не разговаривают о честности. Они сами являются честностью. Чем больше вы разговариваете о честности и стараетесь убедить людей в ее важности, тем меньше вам доверяют.

Политики, которые начинают обсуждать свои ценности, часто в разговорах переходят к желательной действительности и не говорят о своих реальных нуждах и ценностях. В результате происходит размывание доверия, разрушение коммуникации «избиратель – политик».

Доверие требует от людей аутентичности (искренности). Как отмечают западные маркетологи, если вы ведете себя искренне, тогда вам не нужно говорить о ценностях, поскольку вы отображаете их всем своим естеством. Каким оказалось естество у представителей значительной части «оранжевой» команды, даже говорить неуместно.

В политической психологии уровни политического доверия могут измеряться в вере в честность, добропорядочность и компетенцию другой стороны. Исследователи соглашаются с тезисом, что украинское общество могло бы простить лично Виктору Ющенко недостаточную компетентность[1], но не простит его окружению («дорогим друзьям») недостаточную доброжелательность и нечестность.

В итоге констатируем – политики не выдержали испытания на искренность ценностей Майдана. У правящей верхушки этих ценностей на проверку не оказалось, в отличие от украинского общества, у которого они после Майдана появились.

Общество недоверия

Согласно данным Института социологии АН УССР, в конце 1991 года 70% опрошенных высказали мнение, что «всем политикам нельзя полностью доверять». Прошло 18 лет, и мы должны констатировать, что такое отношение граждан к своим политическим лидерам фактически не изменилось. Большинство социологических служб в 2009 г. фиксируют недоверие к политикуму на уровне 72-78%.

Не секрет, что власть и политики никогда, на протяжении всего периода истории независимой Украины (за исключением определенных недолгосрочных моментов), не пользовались значительным доверием у граждан. Почти каждый электоральный цикл отмечался кризисом поддержки и падением доверия граждан к президенту, правительству, парламенту, политическим партиям, силовым структурам и даже Церкви.

Но нынешняя ситуация качественно отличная от той, которая была в 1994 или 2002 гг. Тогда, в смену системы верило лишь 12-19%, уровень доверия к политикам не пересекал 25% порога, а баланс доверия/недоверия был на границе «минус» 5-8%. Разочарование в политиках (после выборов) не было таким болезненным и не имело таких разрушительных последствий для украинского государства, которые мы претерпели за последние 5 лет «оранжевого» периода.

Разочарование в институтах власти и общества приобрело глобальный масштаб. Так, согласно результатам проведенного Центром исследований проблем гражданского общества (ЦИПГО), Агентством социальных коммуникаций (АСК) и Институтом практической политики (ИПП) комплексного исследования «Новые лидеры доверия», баланс доверия/недоверия к высшим органам власти находится на критически минусовом уровне. Президент имеет -61,2%, Верховная Рада -68,4%, МВД -65, СБУ -70,5%, политические партии -76,2%, местные государственные администрации -68,5%, Кабинет министров -41,2%. Положительный баланс доверия/недоверия есть лишь у Церкви +18,3% и у общественных организаций и социальных движений +3,3%.

Кризис доверия к политикам и органам власти накладывает свой отпечаток на доверие горизонтального уровня. Речь идет об определенных кризисных тенденциях в самой ткани украинского общества. Если же на уровне доверия в семье, доверия к соседям фиксируются отрицательные явления — общество можно считать тяжело больным.

Согласно рейтингу доверия к социальным институтам, который проводит Институт социологии НАН Украины, до 2009 г. доверие к неформальным сетям, что, в частности, измеряется через доверие к семье, родственников и коллег, было стабильно высоким. Но ситуация сейчас изменилась к худшему. Согласно данным Центра исследований проблем гражданского общества, в 2002 г. соседу у нас доверяло 23%, не доверяло – 6% граждан, в 2009 г. – только 15% и 7%, соответственно.

Люди теряют не только моральные ориентиры, но отвечают отказом в доверии самим общественным связям, традиционным формам самоорганизации.

По словам украинского исследователя Виктора Сукачова, политическое доверие свидетельствует о потенциальной готовности граждан к взаимодействию с другими и абстрактную готовность к вовлечению в общественные дела с этими другими. Определенный уровень межличностного доверия и внутригрупповой солидарности является необходимым для возникновения политического доверия, что формируется в процессе постепенного расширения «морального сообщества» на новые, более широкие круги населения и сопровождается формированием иерархии идентичностей, от семьи через гражданские ассоциации к политической нации. Если на уровне семьи и соседей доверия нет, то под вопросом существования сама украинская нация.

Где искать надежду?

Согласно результатам исследования «Новые лидеры доверия», 92,1% опрошенных хотят появления «новых лидеров» в политике. Народ нуждается в качественном изменении принципа отбора политэлиты. Украинское общество созрело к появлению государственнически ориентированных политиков, которые бы имели стойкий кредит доверия, сформированный не манипулятивными технологиями, а путем личных качеств политиков.

Такая «скамейка запасных» в Украине, несмотря на кризис и апатию, все же существует. Согласно результатам указанного исследования, наибольший положительный баланс доверия/недоверия населения среди политиков и общественных деятелей имеют сегодня боксер и общественный деятель Виталий Кличко (+ 42,5%), украинско-российский журналист Виталий Портников – с показателем в +32,2% и заместитель главы Секретариата Президента Украины Марина Ставнийчук, которая имеет +21,2% баланса доверия граждан.

К «новым политическим лидерам», которых граждане хотели видеть во власти, относятся также бывший журналист, а ныне депутат от БЮТ Андрей Шевченко (+17,7%), лидер студенческой акции протеста 1990 года, политолог, а сейчас депутат от НУНС Олесь Доний (+16,5%), политолог Андрей Ермолаев (+15,7%), бывший секретарь Совета безопасности Владимир Горбулин (+14,8%), посол Украины в России Константин Грищенко (+13,6%), глава Службы внешней разведки Николай Маломуж и мэр Винницы Владимир Гройсман с показателями баланса доверия +12,3% и +12,2%, соответственно.

В список «новых лидеров» также попали депутат от БЮТ Наталья Королевская (+8,3%), Министр иностранных дел Украины Петр Порошенко (+6,6%), депутат от НУНС Вячеслав Кириленко (+6,2%), губернатор Винницкой области Александр Домбровский (+5,4%), Министр молодежи Юрий Павленко (+5,2%), депутат от Блока Литвина Олег Зарубинский (+4,2%), политолог Владимир Фесенко (+2,9%), депутат от Партии регионов Эдуард Прутник (+1,7%), заместитель главы горадминистрации Севастополя Владимир Казарин (+1,5%) и депутат от Партии регионов Юрий Мирошниченко, который получил нулевой процент баланса доверия (1,1% граждан доверяет ему, а 1,1% — не доверяет).

Симптоматически, что среди 20 «новых лиц», которые пользуются доверием украинских граждан, только двое – Вячеслав Кириленко и Юрий Павленко – прошли классический путь публичного политика. Все другие или пришли в политику из сопредельных сфер, причем относительно недавно, или последовательно позиционируются как «неполитики».

Рейтинг недоверия прямо зависит от степени политизации той или другой известной личности. Пока человек воспринимается как успешный спортсмен, юрист, журналист, дипломат, он пользуется доверием соотечественников и не вызывает отрицательных эмоций. Как только он «вляпывается» в политику, стремительно нарастает уровень недоверия. Подобный феномен можно проследить на примере боксера и общественного деятеля Виталия Кличко, журналиста Виталия Портникова, юриста Марины Ставнийчук, политологов Андрея Ермолаева и Владимира Фесенко. Даже Олеся Дония можно отнести, по восприятию его образа респондентами, скорее к политическому эксперту, чем к политику. Поэтому, по мнению одного из авторов исследовательского проекта Сергея Белашко, любому «лидеру доверия» необходимо четко и недвусмысленно дистанцироваться от правил игры, которые существуют в украинском политикуме, по крайней мере, от наиболее одиозных из них.

Людям надоели постоянные «разборки» во власти. Популярность винницких региональных лидеров (мэра и губернатора), которую подтвердило данное исследование, имеет в своей основе простой факт: они не ссорятся. И уже этого оказывается довольно для того, чтобы пользоваться стабильным доверием населения.

По словам профессора Киево-Могилянской Академии Валентина Якушика, важным, в контексте данного проекта, является факт разного отношения к спецслужбе. В частности, СБУ получила практически минусовый баланс доверия, в то же время руководитель другого «крыла» прежде единой службы – генерал Николай Маломуж, руководитель Службы внешней разведки, – имеет положительный рейтинг доверия. Это, по мнению профессора Якушика объясняется втягиванием СБУ во внутриполитические игры, разного рода спорные и политически мотивированные исторические «изыскания» в противоположность отдаленности от них СВР. Речь не идет о компетентности или о наличии особых заслуг обоих силовых ведомств, а о восприятии опрошенными респондентами позитива от их деятельности.

В то же время, по словам эксперта Института практической политики Александра Жугана, список «лидеров доверия» формировался на основе фокус групп, с последующей апробацией количественным опросом. Поэтому, «попадание» тех или иных лиц в список обусловлен, в первую очередь, субъективным восприятием респондентами образов, сформированных СМИ. Так, наличие в списке Владимира Горбулина было связано с раскруткой в региональной печати его статей в «Зеркало недели», а доверие к экспертам формировалась на основе их высказываний во время разнообразных телевизионных ток-шоу. Основным фактором отбора публичных политиков становится телевидение. Фактически можно говорить о феномене медиаполитики: участие в ток-шоу и другая активность, транслируемая СМИ (пусть даже спорадическая), становится основным фактором не только узнаваемости политика, но и доверия к нему. Сказанные в эфире слова превращаются в самодостаточные «дела».

Впрочем, этот порочный круг еще не герметизирован. Те политики, которые смогут выйти из виртуального телепространства в реальный мир проблем, которыми живут избиратели, достигнет настоящего успеха. Другие – так и останутся «артистами разговорного жанра».

«Список доверия» — это не рейтинг электоральной поддержки, а, в первую очередь, он является положительным балансом между доверием и недоверием к определенным политическим и общественным деятелям. Если сравнить их известность с существующими топ-политиками, то «лидеры доверия», как правило, не могут сегодня конкурировать за власть с мега-брендами и «брендиками» избирательного бюллетеня-2010. Тем не менее, кредит доверия, который они имеют, дает основание говорить о наличии в Украине нереализованного потенциала «морального лидерства».

Мы уже четко видим социальный запрос на политиков нового типа, и их время непременно придет. Как сказала украинский социолог Ирина Кучма, «ныне власть уже не автоматически конвертируется в собственность. Теперь нужно также позаботиться о слаженном социально-экономическом развитии, не возможном без доверия и партнерства государства и общества».

25 ноября 2009 г.


[1] Напомним, что команда Виктора Ющенко уже сталкивалась с кризисом доверия, связанным с недостаточной компетентностью. По результатам социологического мониторинга, проведеного Институтом социологии НАН Украины в 2000 г., правительство Ющенко, на которое возлагали в начале года значительные ожидания, через полгода своей деятельности вызывало полное доверие лишь 6,2% опрошенных, а недоверие – у 30,1% граждан Украины. Но Ющенко смог возобновить доверие уже через несколько лет, главным образом за счет медиараскрутки «личных качеств».

http://eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=2239

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.