Украинские НГО: болезнь политизации?

Виталий Кулик, Директор Центра исследований проблем гражданского общества

«Политика +» продолжает дискуссию вокруг вопроса о «заграничном вмешательстве» в финансирование избирательных кампаний в Украине через НГО, существующие на гранты иностранных государств.

Сегодня вашему вниманию – мнение эксперта Центра исследований проблем гражданского общества Алексея Белышева:

Применение НГО в качестве политической технологии является одной из традиционных «фишек» современной украинской избирательной кампании и сильной стороной правой оппозиции. Активизация же дискуссии вокруг НГО обусловлена в первую очередь именно приближением избирательной кампании.

Главной задачей для неправительственных организаций, как связующего звена между государством и гражданином, является лоббирование интересов различных социальных групп перед государством.

Принимая во внимание и оптимизируя совокупность этих позиций, государство получает возможность максимально учитывать интересы своих граждан, что обеспечивает основу для гармоничного и стабильного развития государства в целом.

Однако специфика функционирования НГО в переходных странах, в том числе и в Украине, имеет некоторые негативные особенности, которые определяются такими факторами:

Во-первых, отсутствие развитых традиций гражданского общества;

Во-вторых, как правило, относительно низкий уровень жизни большей части населения и, соответственно недоверие народа к руководству государства;

В-третьих, эти государства являются зачастую объектами геополитического интереса для внешних сил.

Таким образом, процесс функционирования институтов гражданского общества в большинстве переходных стран и в Украине, в частности, несколько отличается от аналогичных процессов в государствах с развитой экономикой и глубокими демократическими традициями. Причём, отмечается тенденция: чем ниже уровень демократии в стране, тем больше отклонений в процессе становления НГО от общепринятых норм, тем выше уровень политизации «третьего сектора».

В чем это проявляется в Украине?

Во-первых: основной проблемой «третьего сектора» является проблема финансирования и самообеспечения. Статус «недоходной организации» в Украине подразумевает отсутствие даже минимального дохода.

В результате НГО оказывается в зависимом положении от благодетеля.

Во-вторых: отсутствие сколько-нибудь значительного национального грантодателя зачастую приводит к зависимости от различных иностранных фондов.
Можно ли расценивать финансирование из-за рубежа как «инвестиции в украинскую науку»?

НГО обладают значительным потенциалом для влияния на процесс формирования общественного мнения, а потому потенциально представляют интерес для внешних сил, пытающихся оказывать влияние на внутреннюю ситуацию с той или иной целью.

Примечательно, что некоторые зарубежные «инвесторы» предпочитают вкладывать деньги в сугубо специализированные проекты: защита свободы слова, мониторинг политических процессов, проблемы национальных меньшинств – все, что может тем или иным способом привести к дискредитации местных властей.

Получая финансовую подпитку из-за рубежа, НГО рискуют превратиться в инструмент влияния для более сильных государств.

И вряд ли приоритетной задачей для этих внешних сил будет являться установление демократии. Скорее речь будет идти о своеобразном открытии новых рынков для своего капитала, создании податливых политических режимов и смены внешнеполитического курса.

В-третьих: Кризис взаимного доверия власти и НГО.

Значительная и самая активная часть «третьего сектора» позиционирует себя по тем или иным причинам, как жесткую оппозицию нынешней власти.

Конечно, и в государствах с более высоким уровнем демократии НГО, лоббируя интересы отдельных социальных групп, неизбежно будут вынуждены оппонировать властям по ряду вопросов.

Но в данном случае речь идет о конструктивной оппозиции и поиске путей к компромиссу.

Власть не хочет идти на диалог? Да это плохо! Но справедливо не обменять во всех грехах власть?

Если «профессиональные» оппозиционные НГО выдвигают заведомо неприемлемые условия, то о каком конструктивном диалоге, о каком доверии может идти речь?

Процесс взаимно обусловлен: чем меньше конструктивности в оппозиционных НГО, тем меньше у власти доверия к ним и, соответственно, тем больший соблазн для НГО для перехода неконструктивную оппозицию.

В результате этого замкнутого круга возникает такое побочное явление, как создание различными политическими силами «карманных» НГО, предназначенных для имитации общественной поддержки в ходе избирательной компании.

Отсутствие конструктивного диалога значительно осложняет процесс влияния НГО на власть и, в некотором роде, дискредитирует украинские НГО.

Итак, мы видим, что главной причиной, обуславливающей особенности деятельности НГО в Украине, является зависимость от «благодетеля» создающего определённую конъюнктуру.

Именно этот фактор определяет в значительной степени и уровень диалога между НГО и властью, и степень иностранного вмешательства во внутренние дела государства.

Кроме того, конъюнктура порождает халтуру. Низкое качество и тенденциозность исследований некоторых НГО не могут способствовать налаживанию их сотрудничества с государством.

НГО как политическая технология

Политизация НГО – объективный процесс, который объясняется желанием общества контролировать и корректировать действия власти. Однако зачастую политизация в украинских условиях является синонимом субординации деятельности НГО под интересы отдельных политических сил.

Как показывает югославский, грузинский, да и украинский опыт, значительное количество НГО формально или неформально может объединиться в течение короткого времени для решения совместной задачи. Но мобилизация обеспечивается не столько одновременным озарением руководства НГО, сколько внешним влиянием со стороны финансирующей стороны.

Без такого вмешательства создать сколько-нибудь реальное объединение общегосударственного масштаба из разнородных по форме и сути негосударственных организаций практически невозможно.

Напротив вмешательство извне способно консолидировать и мобилизовать НГО за короткий срок.

Интенсивный процесс структуризации «третьего сектора» и его субординация под политические интересы крупной политической силы начинаются за полгода – год до выборов. Неформально производится перераспределение магистральных гранатовых программ между НГО. После чего происходит мобилизация, а дальше – реализация разного рода «интенсивных бархатных революций».

Субординация НГО под определенную политическую силу – «детская болезнь», характерная не только для Украины, но и для большинства т.н., «переходных стран» и обуславливается сыростью действующего законодательства и слабостью национальной экономики.

Задача государства и самого гражданского общества – не допустить переход ее в хроническую стадию.

Что можно сделать, чтобы в корне изменить ситуацию с НГО в Украине

Во-первых, изменение нормы закона «Про об’єднання громадян» о недопустимости получения какого-либо дохода негосударственными организациями.

Конечно это существенное отступление от самой сути НГО, но в современных условиях – это единственный способ легализации доходов и обеспечения прозрачности действий НГО (предоставление услуг за деньги, которые НГО обязуются отправлять на решение своих уставных задач).

Во-вторых, создание отечественного грантодателя. Это более масштабная задача, требующая реформирования экономики и существенного пересмотрения действующего налогового законодательства.

Опыт России, где наряду с иностранными активно действуют отечественные фонды, свидетельствует о целесообразности такого решения – создается некий паритет сил внутри третьего сектора.

В-третьих, регламентирование на законодательном уровне особого механизма проверок НГО гос. органами, способного защитить НГО от какого-либо преследования со стороны властей. При этом, должны быть созданы механизмы для прозрачности деятельности НГО. Ссылки некоторых представителей НГО-шного движения о необходимости сохранения коммерческой тайны по меньшей мере выглядят несколько странно: коммерческая тайна – прерогатива коммерческих структур.

В-четвертых, изменение грантовой политики государства — создание прозрачных механизмов для получения грантов.

В-пятых, определить, наконец, на законодательном уровне, что можно расценивать, как вмешательство во внутренние дела Украины и выработать эффективные механизмы для борьбы с таким вмешательством.

Комплексное принятие этих мер в значительной степени позволит ликвидировать условия для функционирования «детских болезней», возникающих в процессе становления гражданского общества в Украине и начать демобилизацию «третьего сектора».

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.