В. Кулик: «В ближайшие год-полтора Тимошенко будет играть роль радикальной оппозиции, не способной к сотрудничеству с Президентом Януковичем»

 

В среду, 17 марта, в гостях у From-UA был…

 

…директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик.

В ходе видео-онлайн-конференции Виталий Александрович рассказал о том, какую опасность таят в себе политические ток-шоу, что является движущей силой гражданского общества, как можно решить языковый вопрос в Украине, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.


Виктория: – Пан Кулик, как сейчас у вас отношения с КПУ и лично П.Н.Симоненко складываются? На ваш взгляд, гламуризация его облика пошла на пользу компартии или нет?

В. Кулик: – На данный момент я не сотрудничаю с КПУ, однако у меня остались хорошие дружеские отношения с Петром Николаевичем, у меня много друзей. Я знаю ситуацию и в самой партии, и в Блоке левых сил. Что касается формирования образа или имиджа лично Петра Симоненко, то следует отдать должное профессионализму его личного пиарщика – супруге Оксане Ващенко. Я знаю Оксану давно как профессионала, профессионального медийщика, профессионального имиджмейкера. То, что она делает, является качественным продуктом. Некоторым может показаться странным объединение понятий формирования имиджа и названия КПУ. Вот даже термин такой предложили в качестве гламуризации. Но именно КПУ, то, что говорил и делал Симоненко, это дискурс, а не гламур. В то же время, пользуясь словами классика, «гламур без дискурса, как и дискурса без гламура, не бывает. Они диалектически едины».

Гриня: – Господин Кулик, в чем вы видите различие в отношении к ГРАЖДАНСКОМУ ОБЩЕСТВУ у оранжевых и сине-белых? Чья позиция более обоснованна, в чем и почему?

И вообще, нужно ли ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО украинскому народу? Спасибо!

В. Кулик: – На мой взгляд, отношение к гражданскому обществу у «оранжевых» было существенным образом деформировано. На словах «Наша Украина», БЮТ и другие «оранжевые» или, если хотите, «посторанжевые» выступали за расширение возможности гражданского общества влиять на формирование государственной политики. Многие даже рассматривали события Майдана как импульс рождения гражданского общества в Украине. В то же время на уровне законодательного обеспечения «оранжевая» коалиция за все время своего существования так и не сподобилась принять необходимые изменения в законы об общественных объединениях, благотворительности и др. важные для гражданского общества законы. Правительство Тимошенко в 2005 году приняло постановление, ограничивающее права и возможности общественных советов и коллегий при министерствах и администрациях влиять на принятие и контроль над исполнением госрешений. А как раз на нормативном уровне права НГО в плане контроля над госполитикой и возможностью общественного участия прописало правительство Януковича в 2004 году. Тимошенко просто отменила постановление Януковича. Можно привести много примеров деформированного подхода власти к проблемам третьего сектора. Каких-то объективных различий во взглядах «оранжевых» и «сине-белых» на гражданское общество не существует. Они являются пленниками ошибочного представления о гражданском обществе как совокупности НГО, поэтому и строят свою работу именно с формальными общественными объединениями. Но гражданское общество – это не столько НГО, неформальные социальные инициативы, новые социальные движения, масс-медиа, гражданская журналистика и сам процесс коммуникации общества и власти. Поэтому я не ожидаю быстрого изменения подхода новой властной команды к проблемам гражданского общества. Это долгий период, и многое зависит от того, насколько само гражданское общество будет готово к конструктивному диалогу. Кроме того, представление о гражданском обществе сильно поистрепалось отечественным медиа-сообществом. Мы слишком многого хотим от самого общества. В первую очередь гражданской ответственности. При этом не создаем никаких нормативных или объективных условий для возникновения этой ответственности. Известно, что украинское общество не подарок, и когда мы говорим о неком общественном сознании, то скорее речь идет о подсознательном или иррациональном. Люди голосуют за образы, мифы, архитипы, они не делают выбор на основе рационального опыта. Отсюда и дефицит ответственности, боязнь инициативности, кухонная революционность отечественной интеллигенции. Соответственно, если говорить о том, есть или нет в Украине гражданское общество, то можно сказать, что оно возникает. Если говорить о качестве гражданского общества, то оно низшего пошиба. Нам еще очень далеко до гражданского общества, о котором писал Грамши.

Сашок: – Существует мнение, что на Земле существует 2 цивилизации:

1) обычные люди, такие как вы и я;

2) паразиты, прилипшие к телу общества, так называемая само провозглашенная «элита».

Со временем, с глобализацией, это становится все очевиднее. Они живут в другом, отдельном от нас мире, в параллельной реальности. Беда в том, что они захватили основные рычаги влияния и из этой реальности управляют честным народом. Посмотрите, законы во всех странах разные, а люди-то одинаковые. Люди вынуждены выполнять паразитарные законы, иначе тюрьма. Единственный легитимный закон в этом мире – это Закон Божий, вы так не считаете? Все остальное от Лукавого, чьими слугами и являются улыбчивые, на первый взгляд безобидные «хозяева жизни».

В. Кулик: – Никто не отменяет классовые природы современного глобализированного общества. Есть класс управляющих, т.е. буржуазии, есть класс эксплуатируемых, т.е. трудящихся. Эта система заложена в основе капитализма. Как бы мы ни назвали правящий класс, смысл один и тот же – это класс эксплуататоров. Но в отличие от Маркса середины 19 века сам процесс эксплуатации, как и качество самих классов, изменилось. Мир действительно стал глобальней. Угрозы и риски для человечества также стали глобальными. Поэтому власть и общество в условиях капитализма вынуждены гуманизировать свои отношения. Какой вопрос, такой и ответ.

Дима: – Виталий, у меня к Вам несколько вопросов:

1. Вы известны в качестве специалиста по Приднестровью и другим «замороженным конфликтам». Я около 10 лет читаю Ваши статьи на эту тему. Само экспертное сообщество, специализирующееся на конфликтах, не большое. Все они давно известны. Скажите тогда, откуда в последнее время в Украине появилось так много специалистов по ПМР? Все эти институты, халтурящие продажей модной одежды или остатки тарасюковщины, дамы позднего бальзаковского возраста и пр. С чем связан бум? Какое отношение они имеют к приднестровской тематике?

2. Как бы Вы описали нынешнее состояние украинско-молдавских отношений? Возможен ли прорыв и отдаст ли РМ Украине Паланку?

3. Возможна ли силой сейчас отобрать у Молдовы Джурджулешты. Они ведь не отдали нам дорогу возле Паланки?

В. Кулик: – 1. Бум среди экспертов по приднестровскому регулированию, возможно, связан с тем, что появились новые грантовые проекты, и в связи с этим есть бюджеты, и эти бюджеты нужно освоить. Отсюда люди, раньше специализирующиеся на защите свободы слова, демократии для школьников, на тех направлениях, где сейчас есть дефицит финансирования, вынуждены искать другие источники денег. А приднестровское регулирование очень выгодная тема, актуальная, каждый может иметь свое личное мнение, которое при минимуме специфических терминов и названий может сделать экспертом. Лично я не против того, чтобы вопрос приднестровского регулирования вышел из состояния узкоэкспертного обсуждения, чтобы начался реальный диалог между общественными организациями Украины, Молдовы и Приднестровья. Однако если мы посмотрим на проекты, которые реализуют «общественные эксперты», то у них четко видна политическая заангажированность. Я думаю, что эта заангажированность как раз является главной проблемой отечественного экспертного сообщества по вопросам приднестровского регулирования.

2. На данный момент наметился определенный прогресс в отношении Киева и Кишинева. Во-первых, у власти в Кишиневе находится новая правящая коалиция. В Украине также сменилась власть. Есть общие точки соприкосновения интересов. Более того, есть желание Кишинева и Киева в максимально короткие сроки решить отложенные ранее вопросы. Это и демаркация границ, и увеличение товарооборота, снятие двойного налогообложения, взаимная защита инвесторов, расширение возможностей принимать участие в приватизации объектов и т.д. и т.п. Как бы политическая воля есть. Однако даже новое руководство Молдовы использует уже десятилетие знакомый нам инструментарий вождения за нос. Обещать полумеры проектов, проектов решений и т.д. Молдавская дипломатия имеет многолетний опыт балансирования на интересах Украины, России и Румынии. При этом, в отличие от Украины, всеми силами пытается защитить национальный интерес. Украина же долгое время в угоду европейским миражам сдавала национальные интересы. На данный момент, если не произойдет значительных изменений в подходах Кишинева в урегулировании болевых вопросов двусторонних отношений, со стороны Киева может произойти коррекция курса в сторону введения более жесткого отношения к Молдове. На этот раз не удастся при помощи Брюсселя или Москвы заставить Киев идти на какие-либо уступки. Вопрос Паланки является основным болевым вопросом украинско-молдавских отношений. От его решения будет зависеть общая стратегия отношений Украины с Республикой Молдова. В свое время именно Украина сделала Республику Молдова морской державой, передав ей около километра территории с выходом к Черному морю. Теперь там крупный терминал, Молдова торгует нефтью и нефтепродуктами. Молдавские зернотрейдеры конкурируют с Украиной на рынках третьих стран. Это при том, что сам Джурджулешт оказывает негативное влияние на экологию всего региона. В обмен на полоску приморской земли мы просили у молдаван передать Украине дорогу около села Паланки. Это было обязательство молдавской стороны во время решения вопроса Джурджулешт. Прошло более 10 лет, до сих пор Республика Молдова не выполнила своего обязательства.

3. Никто не говорит об аннексии или силовом варианте возврата территории, поскольку Украина как цивилизованное государство признает границы современной Молдовы. Существует международное право, и нужно с ним считаться. Однако существует целый пакет инструментов, при помощи которых Киев может с позитивом для себя решить, как вопрос экологического мониторинга Джурджулешт, так и вопрос передачи Паланки. В том числе через интенсификацию украинской политики в вопросе о приднестровском урегулировании. Надеюсь, что для этого политическая воля у команды Януковича есть.

Ольга Миколаївна: – Чи є вірогідність рішень нової влади по виходу країни із кризи за рахунок народу – тобто за рахунок підвищення пенсійного віку, тарифів на комунальні послуги і т.і.

В. Кулик: – Ідея підвищення ціни на електроенергію та на газ для домогосподарств та промислових споживачів належить саме уряду Тимошенко. В тих умовах, в яких зараз знаходиться економіка після відомого «прориву», вирішити проблему можна лише непопулярними кроками. На даний момент є заява Тігіпко, Акімової та Азарова про можливість амортизації соціальних наслідків. Зокрема, короткострокові перспективи. Рік-два не йде мова про підвищення пенсійного віку для жінок. Малоймовірно, що відбудеться різке збільшення ціни на газ та електрику. Існують неінфляційні механізми забезпечення соціальних стандартів. Це навіть не кредити МВФ. Для того, щоб провести необхідні реформи та забезпечити соціальну складову, потрібно вивести з тіні частину економіки, провести податкові реформи та не створювати тепличних умов для сировинних монополістів. Інвестиція має йти у людський капітал, а не на порятунок крупних власників. Іншими словами, у цього уряду є можливість забезпечити стійке економічне зростання. Питання лише в тому, чи зможе воно це зробити.

Александр Коваленко (КУБАНЬ): – В СМИ Украины постоянно твердят, что ЭТНИЧЕСКИХ РУССКИХ В УКРАИНЕ НЕ БОЛЕЕ 30%. На чем основывается эта трактовка? Известно, что с конца 18 века русские и украинские помещики, армейские офицеры получали большие земельные наделы на отошедших к Российской Империи территориях южнее Запорожья. а также на Кубани. На эти земли переселяли крестьян из центральной России, Белоруссии, Украины, а также создали казачьи поселения из запорожцев – КУБАНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО. Было принято положение, чтобы к фамилиям таких поселенцев прибавляли окончания типа -КО, -ЕНКО. Сколько жителей с такими фамилиями в Украине, России, Белоруссии и др. республиках? К КАКОЙ ЭТНИЧЕСКОЙ ГРУППЕ ВЫ УВАЖАЕМЫЙ ВИТАЛИЙ КУЛИК ОТНОСИТЕ ГРАЖДАН, С ТАКИМИ ФАМИЛИЯМИ?
Дополнительно для справки: в 1950 году в Краснодарском и Ставропольском краях официально 40% населения в документах имели национальность УКРАИНЕЦ.

В. Кулик: – Попытка некоторых «ученых и экспертов» разделить украинцев на 3 сорта – галичан, малороссов и новороссов – является очевидной исторической спекуляцией. Да, до конца 19 века можно было говорить о трех идентичностях. Австро-венгерский украинец или галичанин, российский украинец или малоросс и новоросс. Разнообразные по этническому составу эмигранты, проживающие на юге Украины и России. Однако в 20 веке, точнее, начиная с 1989 года, Украина обрела свои современные границы, на этой территории произошел плавительный процесс. Была сформирована основа украинской политической нации. В ней, конечно, остаются элементы региональных социокультурных идентичностей. Но после 20 лет фактической независимости Украина – это больше теоретический феномен, чем практическое явление. Поэтому искать этнические корни у «-енко», живущих во Владивостоке, Краснодаре, Херсоне или Тирасполе, не имеет ни малейшего смысла, «-енко» ощущает себя тем, кем он себя ощущает.

Виктория Ивановна: – Для меня и многих моих единомышленников совершенно ясно, что Тимошенко страдает психической дисфункцией нарцисизма. В своем стремлении к власти она проявляет самый настоящий психический садизм. Ее энергия – это энергия разрушения. Выступления ее однопартийцев – это напоминает записанную на пленку речь их фюрера.

Эта энергия разрушения очень негативно сказывается на нас, украинцах. Мы все стали нервными и неспокойными.

МОЖНО ЛИ НАДЕЯТЬСЯ НА ТО, ЧТО ЭТА ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПЕРСОНА КОГДА-НИБУДЬ ПОКИНЕТ УКРАИНУ И ОСТАВИТ ПОЛИТИКУ? И ПОНИМАЕТ ЛИ ГОСПОЖА ТИМОШЕНКО О ТОЙ РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ СИЛЕ, КОТОРУЮ ОНА ПРИВНОСИТ В НАШЕ ОБЩЕСТВО?

В. Кулик: – Во-первых, не нужно демонизировать Тимошенко. Она является продуктом нашего же общества. Есть потребность общества на такую фигуру и такой стиль поведения. Долгое время в украинской политике были бабы. Тимошенко ввела моду на женщин в политике. С другой стороны, акцентирование Тимошенко на борьбу с внешними и внутренними врагами и создание себе этих врагов уже само по себе имеет некие психиатрические корни. Я не психоаналитик, поэтому мне сложно говорить о тонкостях душевной организации Тимошенко. Но в то, что БЮТ в ближайшее время станет конструктивной оппозицией, я не верю. В ближайшие год-полтора Тимошенко будет играть роль радикальной оппозиции, не способной к сотрудничеству с Президентом Януковичем.

RAD: – Виталий, сейчас большинство т.н. политологов (разнообразных институтов и центров) занимаются сугубо политтехнологиями, т.е. политической «текучкой». А я бы хотел задать Вам (как директору Центра исследований проблем гражданского общества) вопрос фундаментальный:

Занимаетесь ли Вы и Ваш центр исследованием проблем с созданием в Украине «базиса» для эффективно функционирующего гражданского общества – т.н. «среднего класса» (ведь для этого необходимо, чтобы как минимум 40-50% населения имели хороший доход (напр. выше $5000 в месяц) – это дает в т.ч. и финансовую независимость значительной части общества) и конечно же «надстройки» – качественного и современного образования и науки (с нынешними «юристами-экономистами» из заштатных педагогических (?!) вузов далеко не уйдем, а о состоянии науки лучше вообще умолчу)??? Есть ли у Вас какие-то наработки, предложения по решению данных проблем?

В. Кулик: – Во-первых, я не согласен, что в основе гражданского общества стоит средний класс. Для Украины понятие среднего класса абстрактно. Кто такой представитель среднего класса? Офисный планктон, получающий от 1,5 тыс. долл. в месяц? Менеджер среднего звена – от 3 до 5 тыс.? Или преподаватель вуза – 600 долл.? Или творческий интеллигент – 300-400 долл.? Средний класс – это самоощущение «я». Самоощущение всегда обманчиво, особенно в странах транзита. По опросам Центра Разумкова, 65% украинцев считают себя средним классом. В действительности людей с уровнем доходов в 1200-1500 долл. около 7%. Из них большинство – это наемные менеджеры или тот же офисный планктон, и только 2% – это самозанятые или владельцы мелкого бизнеса. Участие мелкого, среднего бизнеса в гражданском обществе высоко – порядка 30%. Офисный планктон готов революционизировать только в случае кредитной опасности. И то их революционность заканчивается на гудение в клаксон личного авто, находящегося в кредите. Как только вопрос с кредитом решен, эти деятели гражданского общества тут же исчезают в офисных центрах. А вот настоящей движущей силой гражданского общества является социальная инициатива. Люди разных социальных и имущественных групп, которые объединяются ради достижения конкретных целей. Например, противодействие незаконному строительству, грабительскому повышению тарифов и ликвидации детской площадки во дворе. Вопросами гражданского участия в разработке госполитики и гражданского контроля за властью и вовсе занимается узко специализированная экспертная группа. Поэтому средний класс и его роль в гражданском обществе украинских условиях слишком преувеличена. Что касается наработок в сфере образования и повышения качества украинской науки, то это не наша сфера деятельности. Главным проектом нашего центра является мониторинг социальной гражданской активности в Украине, исследование новых форм проявления гражданской активности, формирования организационных и нормативных механизмов демократии, участия и проч.

Сашок: – Как вы думаете, какая цель у гражданского общества в Украине? Вот у «янки» есть американская мечта – дом, две машины, счет в банке и т.д. А наш представитель гражданского общества, о чем мечтает? Выйти на Майдан, покричать, потом крошку хлеба облить слезой, обжарить, скушать и спать? В Европе или Америке люди знают чего хотят, не каких-то эфемерных прав и свобод, которых никто в глаза не видел, а реальных вещей, которые можно потрогать. У нас ведь народ живет впроголодь. Вам не кажется смешным гражданское общество дистрофиков с бледным цветом лица, зато счастливых от очередной проведенной акции на Майдане?

В. Кулик: – Большинство стран, где существует развитое гражданское общество, начинали с движений в поддержку или защиту прав сначала рабочих, потом женщин, потом против ГМО, климатических изменений и проч. Американская мечта, европейская идея – они ощущаются материально. Речь не идет о деньгах, проблема не в двух машинах. Идея гражданского общества в США – это равное избирательное право, это гарантированное право чернокожего стать президентом, это справедливый независимый суд, гражданский контроль над лоббистами в конгрессе, возможность решать вопросы застройки исторической части Нью-Йорка на референдуме в рамках одной улицы. В Бразилии и некоторых французских коммунах некоторые решения принимаются на референдуме. Жители сами принимают решения. Обязательная юридическая защита, право на правозащитную деятельность общественным организациям, отсутствие обязательной регистрации общественных организаций, уведомительная модель о проведении массовых акций – все это форма реализации гражданского общества. Многие активисты общественных инициатив, не грантоедов, а настоящих общественных активистов, и хотят такой практики. Но, к сожалению, есть и другие «общественники», которые привыкли к пилению грантов или осваиванию политических бюджетов. Вот они и дискредитируют само гражданское общество и гражданских активистов.

ЛАК: – Уважаемый Виталий. На одном из политических шоу Дмитрий Выдрин посоветовал вновь избранной власти дней 100 не ходить на подобные передачи. Тогда по его мнению нынешние оппозиционеры просто перегрызут друг другу глотки. Мой вопрос: нужны ли обществу такие постоянные телешоу, где политики льют грязь друг на друга?

В. Кулик: – Во-первых, ток-шоу должны быть методом или источником информации, площадками для моделирования определенных процессов, событий или ситуаций. Ток-шоу нужны, чтобы мы знали, какие планы у власти, оппозиции и чем они отличаются. Иными словами, чтобы была видна дурь каждого. С другой стороны, у нас политика превратилась в ток-шоу. Произошла «шустеризация» политики (от Шустера). Сейчас непонятно, то ли хвост виляет собакой, то ли собака хвостом. В то же время мы видим, что у нас новые политики, новые лица. Это телевизионные политики. Чтобы тебя назвали молодым или новым политиком, нужно просто засветиться на ТВ. Обновление политической элиты происходит только через ТВ. Это опасно, потому что открывает пространство для манипуляций. Ты ньюз-мейкер. В то же время ньюзмейкерство, как и хороший парень, это не профессия.

Силовик: – Добрый день! Вопрос такой: как вы в целом оцениваете новый Кабмин – все на своих местах или не обошлось без блата?

В. Кулик: – Я бы не хотел оценивать Кабмин, это нужно делать через положенные 100 дней, когда он сможет или не сможет воспользоваться шансом. Я не исключаю, что те, над которыми потешаются некоторые наши оппозиционеры, окажутся наиболее эффективными государственными менеджерами, а ведущие ньюз-мейркеры не смогут самореализоваться. Правительство укомплектовано профессиональными кадрами, каждый имеет опыт работы, знания, а главное команду. Есть понимание стратегии, есть видение тактики. Подождем 100 дней, а потом сделаем выводы.

Стас: – Депутаты отменили местные выборы – это хорошо или плохо?

В. Кулик: – На мой взгляд, это была ошибка. Как бы сейчас не сваливали всю ответственность на Партию регионов. Законопроект о переносе даты выборов разрабатывали представители почти всех фракции, в том числе БЮТ и «Нашей Украины». Они все заинтересованы в откладывании переформатирования политического пространства. Если бы выборы произошли в мае, мы бы получили другую Верховную Раду, и не было бы коалиционных тушек. Если бы местные выборы произошли в мае, мы бы получили качественное обновление местной власти. Подорвалось бы монополия Партии регионов и БЮТ на формирование местных советов во многих областях, центрах, на Востоке Украины. Появилось бы много местных политических проектов. Речь не идет о Тигипко или Яценюке, а о том, что местные выборы могли окончательно сформировать общественный запрос на появление третьей силы.

Олег: – Добрий День пане Віталій!

На нещодавньому ефірі на Першому Національному ви заявили що є прихильником трьох державних мов в Україні. Щодо української мови – все зрозуміло, з російською – не зовсім, тому що тоді поховаєте українську мову. Щодо англійської – взагалі нічого незрозуміло. Поясніть будь ласка свою позицію по даному питанню.

В. Кулик: – З моєї точки зору, тримовність – це ідеальна модель, до якої можна йти довго. Треба забезпечити впровадження української державної мови, належне її знання по всіх регіонах держави. В решті решт, зробити українську мову можною і робити це не адміністративно-командним чином, а шляхом гуманітарних соціальних технологій. Паралельно з цим Україна як демократична держава має забезпечити вільне використання мов різних національних і етнічних меншостей. Не для шкоди української мові, а для забезпечення культурного розвитку і багатоманіття в української. Коли буде завершено 1 етап, ми отримаємо належне проникнення української мови у тканину суспільства і держави, можна буде говорити про запровадження ще двох державних мов. Російської, оскільки значна кількість громадян вважають російську своєю рідною, або належать до російсько-культурного світу. Це забезпечить інтелігенції загальнокультурний євразійський простір. Тобто російська розглядається як мова національного та євразійського спілкування. Англійська мова буде просто необхідна в якості державної, оскільки процес інтеграції України до європейського простору також неминучий. Глобалізація вимагає від України знання англійської мови. Без цього ми не зможемо вільно спілкуватися з європейськими партнерами та навіть виходити в інтернет. Знання трьох державних мов в майбутньому для державного службовця буде обов’язковим. Але другий етап впровадження ще 2 державних мов може бути реалізовано тільки тоді, коли українській мові нічого не загрожуватиме.

ZVir: – Пан Виталий, я уже неоднократно задавал эти вопросы, но получил ответы только от одного Пиховшека. Остальные гости From-UA успешно делали прыжок в сторону. Однако я не оставляю надежды.

1. Какие правовые акты, как украинские, так и международные, будут нарушены конституционным введением русского языка в Украине как второго государственного?

2. Какие политические, имущественные, социальные и другие права граждан будут нарушены или ущемлены введением русского языка в качестве второго государственного?

3. Может быть, стоит единожды и навсегда закрыть языковой вопрос и начать строить не государство для «титульной» нации, а государство для его граждан?

Благодарю за ответы.

В. Кулик: – Когда мы говорим о введении новых государственных языков, необходимо понимать, что это требует значительного бюджетного финансирования. Придется перевести всю нормативно-правовую базу на второй государственный язык. Дублирование на 2-х языках разной информационно-культурной продукции. Экономические издержки составят сумму бюджета. То, что двуязычие, триязычие не нарушает чьих-либо прав, это правда. Вопрос состоит в том, чтобы обеспечить идентичность политической нации, обеспечить права на культурное развитие нации – номинант. Это можно сделать бюрократическими, силовыми или командными методами или, проще говоря, украинизацией. А можно сделать при помощи тонких технологий – поддержки украинских школ, лицеев, стимулированием к изучению языка и проч. Можно искать свою идентичность в национализме начала 20 века, а можно в гражданском конституционализме (по Хабармасу).

На такие сложные вопросы, как языковой, нет простых ответов. Методы Шарикова – все взять и поделить, а в данном случае росчерком пера решить вопрос языка – невозможно. Очевидно, что языковая политика нуждается в коррекции, и мы придем к триязычию. Но для этого необходимо время, деньги, политическая воля и отсутствие конфликтности в обществе. Вопрос языка должен стать не вопросом разделения, а объединения. Это достигается только, когда русский и английский знать выгодно, а украинский изучить не напряжно.

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.