ЗАРОБИТЧАНСКИЕ БУДНИ

В. ДМИТРУК

Эта статья не может претендовать на научный разбор вопроса. Она только обобщает некоторые наблюдения из жизни западноукраинского села, которое, как известно, является основным поставщиком гастарбайтеров в Восточную и Западную Европу и играет далеко не последнюю роль в формировании российского вектора украинской трудовой миграции. О том, какова структура трудовой миграции сельских жителей западной Украины, какова ее география, каково влияние на жизнь самих мигрантов, на состояние нашей страны и жизнь, тех стран, в которых они работают, как менялся характер миграции за последние 15-16 лет, можно и нужно писать огромные тома. Автор
24. Mar. 2008

В маленькой статье можно дать только некоторые наброски к этой будущей работе, которую, несомненно, когда-то еще напишут честные историки.

Вот к примеру, один из фактов, еще не нашедший надлежащего освещения в лите­ратуре — система «клиентуры», которая родилась и нашла самое широкое распространение в Чехии, где работает очень много выходцев из Украины.

«Клиент» создает в Чехии фирму, от имени которой он оформляет рабочие визы людям, как правило, из своего села или из соседних. В Чехии он оформляет договора с хозяевами или предприятиями, на которых эти люди будут работать. Их зарплату получает «клиент». Если он «добрый», то половину отдает рабочим, если нет — меньше. Вырваться из лап «клиента» очень трудно, а то и невозможно, поскольку с визой, оформленной на его фирму, тебя больше никуда на работу не возьмут. Можно, конечно, уйти к другому «клиенту». Но там будет ничем не лучше. Без «клиента» рабочая виза будет стоить намного дороже.

Хозяева чешских предприятий очень довольны такой системой, как и самими украинскими рабочими. Они безотказны, лишнего не требуют. Зарплата — 3,5 доллара в час. Ниже зарплата в Чехии может быть разве что у украинских женщин, работающих на местных швейных фабриках.

Украинские рабочие лучше подготовлены, знают значительно больше операций. Их можно оперативно перебрасывать с одного рабочего места на другое. Чех, даже если знает эту работу, не согласится менять рабочее место по первой прихоти менеджера или хозяина, потому, что он знает, что это произвол. Для наших же произвольная переброска с одного рабочего места на другое — это далеко не самый неприятный произвол, с которым им приходится сталкиваться.

Они работают по 12 часов в смену, поскольку оплата почасовая, и они заинтересованы получить больше. Чеху бы за такую переработку пришлось платить двойную зарплату плюс 25 евро в конверте.

Государство, видимо, тоже довольно. «Клиенты», конечно, государству почти ничего не платят, обманывают его на каждом шагу, но никто их особо не преследует, хотя деятельность их явно незаконна и при желании легко может быть квалифицирована как торговля людьми. Возможно, что они просто платят взятки чиновникам и полиции, и поэтому их никто не трогает. Но даже в этом случае лояльность чешского государства к «клиентам» может быть объяснима только тем, что они выполняют какую-то очень важную общественную функцию, без которой чешское общество не может существовать. Впрочем, без нелегальной, а значит, дешевой и бесправной рабочей силы, сегодня не может обойтись не только Чехия, но и любая другая страна, которую относят к числу благополучных. Надо полагать, это одна из немаловажных составляющих их благополучия. Поэтому правоохранительные органы этих стран и закрывают глаза на то, что они не особо соблюдают закон.

Вот яркий пример. Для оформления рабочей, как и любой другой, визы, нужна медицинская страховка. Но практически у всех украинских гастарбайтеров, приехавших через клиентские фирмы, страховка — «липовая». Там написано, что, если ты сам заплатишь за медицинские услуги в Чехии, то на Украине тебе потом вернут эти деньги. Но все прекрасно понимают, что ничего из этого не выйдет, поэтому никто и не пытается идти по этому пути. Гораздо проще обмануть чешские страховые компании. Если тебе нужно сделать, скажем, операцию, оформляешь страховку, платишь за один месяц, ложишься на операцию, которую оплачивает компания, в которой ты больше не появляешься. Такое проходит, притом, регулярно.

В Чехии практически исчез «дикий рэкет», которым она славилась еще пять-десять лет тому назад. Бандиты (как правило, это были албанцы, но нередко встречались и наши «родные») ловили украинских, молдавских и прочих заробитчан прямо на вокзалах, автостанциях и отнимали заработанное. Полиция обо всем этом знала, но никаких действий не предпринимала. Сегодня ничего подобного нет. Все очень цивилизовано и культурно. Никто ни на кого не нападает и никто к отдельным рабочим не пристает. Все делается централизовано. Говорят, что «клиенты» платят налог какой-то «Луганской мафии», а та разбирается со всеми бандитскими группировками.

Система «клиентов» возникла в Чехии, но сегодня она распространяется и на другие страны. Она стабильно работает в Венгрии, потихоньку рас­пространяется на Россию и даже на Киев. В целом Россия и Киев пользуются дурной славой у заробитчан. Заработать там можно не меньше, а то и больше, чем в Чехии или других странах и, главное, никакой визы не нужно. Но в России пугает произвол милиции, которая прямо таки охотится на приезжих рабочих, не упуская случая отнять все имеющиеся при них деньги, а в Киеве, работая на строительстве или ремонте частных домов или квартир, очень несложно нарваться на то, что тебя просто «тупо кинут». Не заплатят за работу и все. Или заплатят гораздо меньше, чем пообещали. Таких историй вы можете услышать массу уже в любом плацкартном вагоне поезда Киев — Ивано-Франковск.

Это далеко не полный перечень опасностей, которые преследуют заробитчан, но они давным-давно научились относиться к опасностям, даже очень серьезным, достаточно легкомысленно. Все равно, никакая из них не сравнима с опасностью остаться без средств к существованию, которая им гарантирована, если они останутся дома.

Кто же ездит на заработки?

Я думаю, что без малейшего преувеличения можно сказать, что в трудовую миграцию вовлечены абсолютно все категории жителей села на Западной Украине, за исключением, возможно, самых глубоких стариков, хотя мужчины даже за 60, редко, но ездят поработать на стройке где-нибудь в Чехии. Основная масса заробитчан — это, конечно, мужчины от 20 до 50 лет. Уровень образования не имеет никакого значения. То, что у вас есть диплом о высшем образовании, вовсе не значит, что вы найдете дома работу, во-первых, по специальности, а во-вторых, с зарплатой, которая позволила бы вам жить (уровень цен на Западной Украине, из-за того, что заробитчанские доллары и евро «давят» на рынок, практически киевский). Среди украинских рабочих в Чехии можно встретить много людей с высшим или средним специальным образованием. Те, кто имеет высшее образование, отличаются, как правило, только тем, что они рассматривают эту работу как временную, призванную закрыть дырки в семейном бюджете. Правда, далеко не всем потом удается вернутся к работе учителя, а особенно, инженера, но мечта остается практически у всех.

В последнее время резко увеличилось число тех, кто попадает на заработки сразу же после окончания вуза. Как правило, это молодые выпускницы педвузов, которые работают, в основном, в сфере питания. Их первым рабочим местом, в большинстве случаев, оказывается место посудомойки или уборщицы в баре, а после того, как девушка освоится и изучит язык, ее повышают до уровня официантки или бармена.

Основная масса женщин старшего возраста и более скромного образования работает или в Италии, Испании, Португалии «на фисах» или выезжает на очень короткий срок (на месяц, максимум, два) в Польшу или Чехию для работы в сельском хозяйстве (на сезонные работы либо для работы в теплицах). В последнее время появилась новая работа для украинских женщин — на сортировке мусора на мусоро-сжигательных заводах Польши, Чехии и других стран Европы.

Некоторое число людей занимается мелким бизнесом в Польше и в Чехии. Чаще всего — это торговля сигаретами. Для контрабандного провоза этого товара специально покупают старые автомобили и мотоциклы, которых не жалко, если их на границе конфискуют, начиняют их товаром и едут. За одну успешную поездку компенсируется стоимость сигарет, автомобиля и еще есть солидный навар. Конечно, иногда товар конфискуют вместе с машиной, визу аннулируют, но это не всегда останавливает торговцев. В западноукраинских селах можно найти людей, которые уже по два, а то и по три раза меняли фамилии, чтобы иметь возможность получить новый паспорт.

Нужно сказать, сами гастарбайтеры относятся к людям, которые зарабатывают за границей торговлей, несколько напряженно. По этой же причине недолюбливают китайцев, которых в Чехии и в Польше много, но не на заводах и стройках.

Как я уже писал в самом начале статьи, структура, география, характер трудовой миграции в целом, очень быстро меняется. Меняются и сами мигранты. Совершенно невозможно сравнить психологический настрой тех людей, которые открывали для западноукраинского села Европу, и современного поколения профессиональных заробитчан. Те — самые первые — были полны самых радужных надежд. Вовсе не потому, что они надеялись, подобно столичным интеллигентам, что на Западе достаточно появиться, чтобы разбогатеть. Нет, они были реалистами. Просто они были уверены, что заработки — дело разовое и они готовы были перенести любые трудности, только бы заработать себе право на сытую и спокойную жизнь. Сегодня людей с такими иллюзиями среди заробитчан встретить сложно. Практически все из них понимают, что никакой перспективы у них нет, что заработки за рубежом не имеют ничего общего с выигрышем в лотерею, что они — лишь средство поддерживать более или менее сносное существование.

Сказать, что живут в нищете, нельзя. Покупают одежду, телевизоры, ковры, мебель. В селе стало много машин (практически всегда, правда, подержанных), мобильных телефонов вряд ли меньше, чем в городе.

Но чего-то не хватает. Видимо, счастья. С ним совсем плохо. Индикатором этого вполне может служить количество употребляемого алкоголя. Пьют много, очень много. Пьянство за рулем — дело самое обычное. Пьют все — от мала до велика. Часто пьют старые женщины, чего раньше в западно-украинских селах вообще не наблюдалось.

Еще один показатель дефицита счастья — состояние семьи. Она разлагается на глазах. Возможно, даже быстрее, чем в городе. Здесь тоже очень много разводов. Одна из основных причин — трудовая миграция женщин. В Италию или Испанию, где они работают «на фисах», то есть по уходу за стариками, детьми, просто прислугой, нужно ехать надолго — на 2-3 года. За это время многие мужья находят себе других женщин, еще больше — просто спиваются и женщины по приезду сами от них отказываются.

Многие парни вообще не женятся. Им, собственно, и некогда жениться. Домой они приезжают в лучшем случае 2-3 раза в год на праздники или на сенокос. Да и очевидно, что никакой перспективы семья не имеет. Ведь дальше придется работать в таком же режиме, а для семейной жизни такой график работы не совсем подходящий.

Заметьте, что едут на заработки, как правило, для того, чтобы поддержать семью, но результатом оказывается то, что семья из-за этого разрушается. Похожий парадокс получается с образованием. Люди среднего поколения чаще всего в качестве мотива поездки на заработки за рубеж выдвигают необходимость заработать на высшее образование детям. Для этого, как правило, приходится ехать далеко и надолго. Дети остаются на попечении бабушек. Свое отсутствие родители стараются компенсировать высылкой денег, достаточных для того, чтобы дети ни в чем не нуждались. В результате, самое первое, в чем перестают нуждаться дети — это в знаниях. Впрочем, местные вузы на знания своих студентов особого внимания не обращают. Лишь бы несли деньги. Это одна из многочисленных выросших за последние годы паразитических структур, рассчитанных исключительно на выкачивание заработанных за границей денег. Ни о каком обучении в этих наскоро сколоченных «академиях», «университетах», «колледжах» и «лицеях» и речи не идет. Может быть, еще и потому дети заробитчан предпочитают им многочисленные бары и кафе, количество которых за последние годы выросло в десятки раз.

Когда спрашиваешь этих людей, как они сами видят перспективу развития нашей страны, их ответы не слишком оптимистичны. Если еще пару лет тому назад они связывали свои надежды с победой на выборах Ющенко, Тимошенко или Луценко, то сегодня ко всем фигурам украинского политикума без исключения относятся без особого энтузиазма. Все чаще и чаще нотки ностальгии по советским временам можно услышать от тех людей, которые раньше больше любили поговорить о «плохих москалях» и о том, как хорошо жить в «нормальных странах».

Конечно, о том, было ли в советские времена лучше или хуже, можно спорить, но бесспорно одно: что общество, которое насчет своего будущего не питает не только надежд, но даже иллюзий, явно обречено.

http://livasprava.in.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=820&Itemid=1

Журнал «Пропаганда», № 3, январь 2008, С. 15-17.

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.