Кому и как заключать общественный договор для Украины?

Катерина Одарченко, LB, 25.06.2018

В последние две недели в тематику активно обсуждаемых политических проблем Украины, кроме привычных и традиционных вопросов коррупции, судоустройства, отношений власти и бизнеса, вошел более важный вопрос, основополагающий вопрос для жизни любого общества и государства. Это вопрос о новом общественном договоре для Украины. Он поднимался и раньше. Причем, все прошедшие 27 лет, время от времени, тот или другой политолог, политик или журналист, говорили о такой необходимости. Но, сейчас ситуация изменилась: с заявлениями о новом общественном договоре, его разработке, принятии и реализации, обратились уже реальные политические силы, причем не какие-то маргинальные, находящиеся на задворках украинской политики, а вполне рейтинговые, претендующие не только на значительное число мест в Верховной Раде, но и на президентское кресло для своих лидеров.

Для многих украинцев, общественный договор, как термин, представляется знакомым, но не совсем понятным. Для одних, — это известные со школы теории Гоббса, Руссо и Монтескье о происхождении государства. Для других, — это Конституция нашей страны. Для третьих, — это некие проекты из области информационных технологий в политике, что-то связанное с «электронным правительством» и «Электронным голосованием». Все эти позиции, действительно, имеют отношение к новому общественному договору, но далеко не исчерпывают его понятия и не проясняют его действительной сути.

Давайте разберемся подробно. Каждое общество и сложившееся в нем государство, для того, чтобы хоть как-то функционировать должно обладать определенными общими убеждениями, знаниями, ценностями, критериями оценки собственного поведения и поведения окружающих, действий власти. Представьте себе общество, в котором есть две группы людей. В одной люди считают, что налоги платить необходимо, что нужно соблюдать договора, что цена товара должна соответствовать спросу на него. В другой господствуют представления о том, что никаких налогов быть не должно, соглашения можно исполнять по мере возможностей и интереса, а цена может быть произвольной. Понятно, что в обществе, состоящем из этих двух групп, нормальной хозяйственной жизни не будет, люди не будут стремиться заниматься каким-либо бизнесом. Пока не появится некая третья сила, условно называемая «государством». Но, чтобы этой силе люди подчинились, она должна быть основана тоже на некоторых принципах, разделяемых большинством людей. Хотя бы, на одном, — желании избежать войны всех против всех. На этом заканчивались рассуждения основоположников теории общественного договора.

Пойдем далее. Представим себе три страны с достаточно мощным и эффективным государством, в которых все ее граждане, условно, делятся на три группы: в первой — почти все и почти всегда оплачивают проезд, во второй — если нет полицейского или контролера, вряд ли, кто заплатит, а в третьей — как придется. Вопрос знатокам: как будут различаться законы в этих странах? В первой — государство практически не будет вмешиваться в дела транспорта, не будет содержать большого штата контролеров, судьи не будут стремиться внести как можно больше обвинительных решений, а сами штрафы не будут очень большими. Во второй стране, все будет с точностью, наоборот. Третья страна будет ближе ко второй, но, государство в ней будет стремиться сделать так, чтобы «племя зайцев» сократилось. Пример, конечно, грубый и очень приблизительный, но он показывает, что от убеждений людей и их ценностей зависит не только то, каким будет государство в своей основе, но и то, как оно будет действовать.

О подобном наборе ценностей, убеждений и знаний людей, современные ученые и говорят, как об общественном договоре. Американский ученый, лауреат Нобелевской премии по экономике, Дж. Бьюкенен, обобщив опыт новейших государств Европы и Америки, пришел к выводу, что такой договор должен включать положения о: правах человека и гарантиях их соблюдения всеми гражданами, институтами и самим государством; о правах собственности и о тех действиях, которые каждый (гражданин, институт, государство) могут совершать для их защиты; возможные действия и возможности государства как агента, обеспечивающего реализацию прав человека и собственности (договор о государстве «защищающем»), пределах этих действий, а также том порядке, который должен быть реализован в том случае, если кто-то считает, что государство вышло за эти пределы; о наборе правил, регулирующих действия коллективной организации (например, фирмы) при принятии и реализации ею решений, касающихся обеспечения граждан общественными благами и их распределения в обществе, об ответственности лиц, осуществляющих эти действия.

Необходимо отметить, что общественный договор тоже имеет свои ограничения. Кроме объективных ограничений географическим положением страны, ее ресурсным возможностями и накопленными материальными богатствами, большое значение имеет такой фактор, как национальная психология. Причем, ее глубинные слои, отражающие наиболее древние пласты жизни этноса (то, что мы чаще всего называем архетипами и основанным на них, менталитетом), имеют на много большее значение, чем более высокие ее уровни, отражающие в большей мере действующее сейчас социальное познание. Противоречия между менталитетом и положениями общественного договора, делают последние не действующими или ослабленными. Ярким примером такой ситуации представляет собой современная Турция, в которой тенденции европейской модернизации, являющиеся выражением рационально продуманной части общественного договора, натолкнулись на жесткое и, в конечном счете, побеждающее противодействие сформированного многовекового мусульманского менталитета и еще более древних пластов тюркской этнической психологии.

Сам порядок формирования нового общественного договора Бьюкенен полагал состоящим из трех стадий. На первом этапе происходит, как бы инвентаризация имеющихся в обществе убеждений, знаний, правил игры и действующих социальных норм, а также имеющихся в обществе благ, считающихся общественно важными. На втором этапе — конституционном, происходит оформление самого государства, его различных органов и их полномочий. Конечно, наполнить эти положения конкретикой могут только специалисты. Но, каждый человек, получивший хотя бы минимум современного образования, имеет определенные представления о том, какие именно эти полномочия, где находится их граница, та черта, которую государство не может пересекать ни при каких условиях. Результаты профессиональной юридической и политической обработки результатов этих стадий и фиксируются в специальном документе, — Конституции. То есть, Конституция является не общественным договором, а его результатом и отражением. Конституция будет действующей только в том случае, если такой «общественный договор» есть в обществе. В свою очередь, она укрепляет его, защищает и служит гарантией его соблюдение. Как и все законодательство, основанное на Конституции. Именно в этом заключается первая особенность современной Конституции Украины. Она не основана на явном и определенном общественном договоре, с одной стороны, а, с другой, законодательство развивается «своим путем», не всегда соответствуя Конституции и, тем более, общественному договору.

Но, еще более значимым, является третий этап формирования нового общественного договора. Это этап постконституционного договора, постоянно реализуемый в обществе. На этом этапе, опираясь на эффективные демократические механизмы, гарантирующих быть услышанным каждому гражданину страны устанавливаются правила, по которым действует государство, занимаясь производством и распределением общественных благ. На этом этапе общество вмешивается не только в содержание законодательство, но и в механизм его исполнения, то есть в сферу публичного и коммерческого менеджмента, социальных технологий и технологий государственного управления. На данный момент, в Украине, процедуры этого этапа формирования существуют в минимальном состоянии и не являются эффективно действующими. Самой мощной из них, является процедура частной конституционной жалобы, но и она, лишь только начинает применяться у нас. Те же процедуры, которые достались нам от предыдущих исторических периодов, хотя и можно назвать в определенном смысле, эффективными, но явно недостаточными для современного уровня развития общества. Речь идет о системе различных политических партий и общественных объединений, институтах обращений граждан и жалоб, общественных инициатив и т. д.

Технологически эти этапы могут быть реализованы по-разному. Первый этап обычно реализуется через различные конференции, форумы, публикацию научных трудов, многочисленных блогов и статей. Важно, чтобы уже на этом этапе была сформирована общенациональная система фиксации и обобщения полученных мнений. В нынешний век информационных технологий это сделать стало на много проще, чем еще двадцать лет назад. Второй этап реализуется посредством созыва Общенациональной Ассамблеи. Такой пример реализовала в ближайшем прошлом Ирландия. Важно, что Ассамблея работала не как замкнутое, закрытое собрание, а в непосредственной связи со специально созданными площадками в Интернете и другими коммуникационными службами.

Взаимодействие ассамблеи и информационного пространства, позволило действительно не только зафиксировать, но и учесть в итоговом документе, мнения большинства ирландцев. Важно также и то, что в работе Ассамблеи мог принять участие любой житель страны (причем, не только гражданин), подавший более 10 обоснованных и принятых к рассмотрению ассамблеей, предложений в виртуальном пространстве. Важными требованиями к участникам ассамблеи было то, что они не должны принадлежать к какой-либо политической партии; никогда не являться государственными служащими, а также собственниками и менеджерами крупных корпораций. Результатом работы ассамблеи явилась, с одной стороны, Национальная Хартия Ирландии, являющаяся собственно текстуально зафиксированным общественным договором, и первоначальный текст Конституции страны.

Содержание этих документов было вынесено на утверждение общенационального референдума. Далее, одновременно с референдумом, по нормам действующей на тот момент Конституции, был созван Конституционный конгресс, задачей которого стала выработка окончательного текста Конституции. В работе Конгресса могли принимать только те граждане страны, которые имели соответствующий уровень образования. Выборы в Конгресс проходил по мажоритарному принципу на альтернативной основе. Но правом выдвижения кандидатов теперь уже имели и политические партии и объединения бизнеса. Завершенный Конгрессом текст Конституции, был вынесен также на всенародный референдум. Причем по каждой статье предлагалось два варианта текста (в случае наличия альтернатив).

Третий этап связан с организацией деятельности многочисленных общественных и политических объединений. В большинстве стран ЕС существует жесткое положение о том, что проект любого нормативного акта, даже самого технического по своему содержанию, должен пройти обсуждение и согласование с этими организациями и процедуру электронного обсуждения. В Украине положение о согласовании тоже есть, но оно формально и никаких последствий для власти за его нарушение не предусмотрено. К тому же, структуры гражданского общества, в частности, отраслевые ассоциации, у нас находятся еще в зачаточном состоянии и не проявляют достаточной активности и упорства в отстаивании своих прав.

Анализ этих трех этапов позволяет окончательно определиться с понятиями: новый общественный договор — соглашение о базовых, общепринятых ценностях, убеждениях и оценках представителей данного общества, выраженных или не выраженных в форме специального документа. Конституция — законодательный акт высшей юридической силы, принятый на основе общественного договора по специальной процедуре волей народа и устанавливающий структуру государства, права и обязанности всех участников общественной жизни (человека, института, государства), порядок взаимодействия личности, бизнеса, гражданского общества и власти. Референдум — особый механизм признания волей народа содержания принимаемого нормативного акта, соответствующим общественному договору. Принципиально важно, чтобы закон, выносимый на референдум, соответствовал действующей конституции.

В той или иной форме общественный договор существует в любом обществе. Слабость его, не соответствие действий государства и политических актов ему, свидетельствует о слабости общества и государства, кризисе в них. Не преодолев этой слабости, ни одно общество не может претендовать на устойчивое развитие.

Общественный договор может быть выражен, во-первых, в форме определенного документа, книги, учения. Такой тип выражения общественного договора характерен для тоталитарных и религиозно-ориентированных обществ. Можно привести два ярких примера этой формы. Первая — это социалистические страны. В них общественный договор выражался в произведениях классиков марксизма-ленинизма и производных от него учений (а также в произведениях лидеров социал-национального и фашистского движения), Программах правящих партий, произведениях определенного круга писателей, художников и артистов. С этим прямо связано то большое внимание, которое все тоталитарные общества уделяют развитию литературы, книгопечатания, кинематографа, радио и телевидения. Второй формой закрепления общественного договора выступают многовековые традиции определенного общества, принятый в нем «хороший тон», правила поведения и делового оборота. Хотя, в таких обществах и существуют написанные обобщения общественного договора, но они не играют такой роли, как в предыдущем случае. Примерами этой формы выступает, как самый яркий пример, Великобритания и США. Но эта форма свойственна почти всем обществам «старой Европы», за исключением, может быть, только Франции и Испании.

Третья форма — это общества, которые сумели выработать новый общественный договор и закрепить его в той или иной письменной форме. Эти общества все относятся к переходному типу. Новый общественный договор выражает их последовательный отказ от негативных сторон своего исторического прошлого, восприятие его положительных моментов и установление нового общественного согласия, как новой, более высшей стадии общественного развития. Эта форма характерна для ряда государств, прошедших кардинальные исторические изменения в последние десятилетия. К их числу можно отнести Ирландию, Грецию, Таджикистан, Иран, Марокко, в определенной степени Китай и Индию.

Общественный договор, действующий в советском обществе, можно выразить таким принципом: «мы («народ») работаем, а мудрое, могучее и эффективное государство в лице его лидеров и всей подчиненной многочисленной армии служащих и служак, обеспечивает нас всем минимально необходимым, сохраняет нашу безопасность и спокойствие, освобождает от бремени принятия решений. Когда государство уже не могло далее выполнять свои обязательства по договору (в части обеспечения жизненного минимума), — общество отказалось от своих, стало жить по принципу: “они делают вид, что платят, а мы — что работаем”. Весь этот договор был построен на принципе вертикальной мобилизации, живущего за счет действия мощного сакрального комплекса (не случайно слово “сакральный” восходит к латинскому sacrum — “жертва”). Однако то, что коммунизм построить так и не удалось, всемирная революция не состоялась, а враги стали жить лучше и красивее, чем «мы», к концу советского периода, власть уже не располагала сакральным ресурсом, сопоставимым по своей мощи с традиционным православием или системой коммунистических верований. И мы сейчас живем в эпоху осколков этого общественного договора. Пока мы, действительно, не сформируем новый общественный договор, мы будем вынуждены жить в обществе и государстве, которые, с каждым годом и днем, будут становиться все более депрессивными.

Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.