Китайская Арктика

Китай претендует на участие в разработке богатых природных ресурсов Арктики. Экономическая и политическая мощь Пекина, помноженная на слабость России и мировой экономический кризис, может уже в ближайшие годы сделать его влиятельной арктической державой.

В последнее время Китай развивает политико-экономическую экспансию не только на своих границах (вспомним спорный с Японией архипелаг Дяоюйдао/Сенкаку), но и далеко за их пределами. Одно из важных направлений – достижение политических позиций в Арктике с целью в будущем принять участие в разработке ее богатых природных ресурсов. Так, КНР уже настаивает на статусе постоянного наблюдателя в Арктическом совете – международной структуре, созданной для координации политики в отношении Северного полюса и прилегающих районов. Ныне в Совет входят США, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Россия плюс Европарламент. При этом Арктика разделена на зоны ответственности между США, Канадой, РФ, Норвегией и Данией. Границы зон идут от крайних точек материковой территории стран до Северного полюса. В рамках этих зон суверенитет государств не распространяется на шельф и его богатства. Пекин утверждает об отсутствии официальных претензий на арктические территории, однако постулирует, что «этот регион является унаследованным богатством всего человечества».

Главная цель Поднебесной при этом – захватить свою долю в огромных запасах углеводородов и металлических руд, уверен политолог Роман Сыринский. Тем более что ледовый покров здесь продолжает сокращаться, а это упрощает разведку и добычу полезных ископаемых.

Богатства Севера

Арктический регион действительно перспективен для разработки самых различных ресурсов. Так, что касается углеводородов, то их местные залежи оцениваются примерно в 1/4 мировых шельфовых запасов – это приблизительно 30% всего неразведанного газа (около 1550 трлн куб. м) и 13% неразведанной нефти. По данным Всероссийского НИИ геологии и минеральных ресурсов мирового океана (ВНИИОкеангеология), подо льдами Арктики залегает около 83 млрд баррелей нефти (примерно 10 млрд тонн). Большая часть неразведанной нефти залегает у берегов Аляски, а почти все арктические залежи природного газа – у берегов России. Большая часть запасов находится на глубине менее 500 м, что упрощает их извлечение.

Эксперт «ВНИИОкеангеологии» Давид Додин иллюстрирует нефтегазовые ресурсы Арктики на примере РФ. По словам аналитика, в Баренцевом, Печорском и Карском морях не только выявлено более 200 нефтегазоперспективных объектов, но и открыто несколько десятков месторождений. Так, на шельфе Баренцева и Печорского морей – это 11 месторождений: 4 нефтяных, 1 нефтегазоконденсатное, 3 газоконденсатных (включая небезызвестное Штокмановское) и 3 «чисто» газовых. На шельфе Карского моря (в т.ч. в Тазовской и Обской губах) – еще 11: 2 нефтегазоконденсатных, 2 газоконденсатных и 7 газовых. Наконец, на шельфе Охотского моря обнаружено 8 месторождений, в т.ч. 1 нефтяное, 5 нефтегазоконденсатных, по одному газоконденсатному и газовому.

Общая оценочная стоимость минерального сырья в одних только российских арктических недрах (шельф плюс материковая зона) превышает 30 трлн долл., причем 2/3 этой суммы приходится на долю энергоносителей. Глава компании «Газпром добыча шельф» Александр Мандель сказал, что шельфовая добыча нефти в регионе может начаться уже до конца текущего года. А кроме «Газпрома» и «Роснефти», уже заявили свои претензии на нефтегазовые ресурсы Арктики такие крупные операторы как Shell, BP, Exxon.

Д.Додин подчеркивает, что кроме России, на Севере углеводороды есть в Арктической Американской нефтегазоносной области, где нефтяные и газовые месторождения открыты в низовьях р. Маккензи и в районе о-вов Свердрупа. А в Европе нефтегазоносные площади выявлены на шельфе Норвежского моря, в прилегающей к Норвегии части Баренцева моря, на шельфе северо-восточной Гренландии. «Арктика – это также и уголь. Например, арктические берега РФ богаты каменными и бурыми углями на Таймыре и Анабаро-Хатангском побережье, на Олонецком прибрежном месторождении, в районе бухты Тикси, на о-вах Бегичева, Визе, Ушакова, Уединения, Исаченко. Общие запасы угля на арктическом побережье Сибири превышают 300 млрд т, в т.ч. более 90% – каменные угли различных типов. Богатые угольные запасы угля есть также на арктическом побережье США и Канады. В свою очередь, в Гренландии месторождения каменного угля и графита открыты на побережье моря Баффина», – отмечает специалист.

Если же брать рудные ископаемые, продолжают во «ВНИИОкеангеологии», то в Арктике есть несколько гигантских минерагенических площадей – Уренгойская, Прадхо-Бэй, Октябрьская, Рэд-Дог и др. «Эти площади сегодня во многом определяют развитие всей мировой экономики, в том числе по рудной базе. Среди прочего, в арктических районах есть уникальные залежи меди, никеля, серебра и золота, платиновых и редких металлов, урана, а также различных железных руд. На шельфе и арктических архипелагах установлены запасы и прогнозные ресурсы всех категорий россыпного олова, алмазов, марганца, полиметаллов, флюорита, поделочных камней, различных самоцветов», – отмечает Д.Додин. Рудные запасы начинают разрабатываться пока что в прибрежных зонах, но большие перспективы таит в себе и шельф.

Первые плацдармы

В этой связи Р.Сыринский уточняет: китайцы могут претендовать не только на морские, но и на береговые ресурсы. По его оценке, сейчас китайские корпорации участвуют в крупных инвестиционных проектах по всему миру, причем не только в развивающихся странах, но и в Северной Америке. «Понятно, что США, Канада, Евросоюз не заинтересованы лишний раз допускать Китай к своим сырьевым возможностям. Но вопрос в том, что КНР в отличие от большинства других возможных источников и в кризис располагает достаточными инвестсредствами. И способна заходить в добычные проекты на Западе, не говоря уж о России», – говорит он.

Иными словами, есть основания считать, что экспансия Пекина направлена не только на шельф, но и на берега Арктики. Скажем, в Европе пилотной площадкой выбрана Гренландия, пока что входящая как автономия в состав Дании. В 2011 году датское правительство озвучило свою стратегию по освоению арктического региона до 2020 г. Стратегия предполагает активное привлечение зарубежных инвесторов, и Поднебесная сразу заявила интерес к добыче в Гренландии нефти, меди, никеля, цинка, золота, алмазов и платины. В ответ в последние год-полтора высокопоставленные дипломаты ЕС, США и Южной Кореи нанесли ряд визитов в Гренландию. Экономист и политолог Виталий Кулик считает, что эти визиты связаны с желанием соответствующих государств не только «пробить» свои интересы на острове, но и помешать местным планам китайцев. Которые быстро усиливают свое влияние в Европе за счет различных приемов поддержки стран еврозоны (кредиты, СП, закупки товаров) в условиях долгового кризиса. Неудивительно, комментирует Р.Сыринский, что ту же Данию можно сегодня назвать лоббистом китайских интересов в Гренландии. Так, официальный Копенгаген уже объявил, что будет добиваться приема в Арктический совет новых наблюдателей, к чему и стремится Китай. Датчане утверждают, что это придаст органу больше легитимности. Устремления КНР поддерживаются также Швецией и Исландией.

Напомним, что кроме природных ресурсов, Арктика является для Пекина важной транспортной артерией: Северный морской путь позволил бы снизить длину популярного грузового маршрута «Шанхай-Европа» на 6400 км в сравнении с нынешним вариантом (через Малаккский пролив и Суэцкий канал). Это означало бы и существенное уменьшение стоимости страховки, поскольку в арктической акватории отсутствует пиратство. Не зря, кроме Поднебесной и южнокорейцев, права на различную деятельность на Севере планеты заявляютт и Сингапур, Япония, Италия. Исходя из этого, эксперты допускают, что ключевые противоречия в будущем будут развиваться не столько по линии «Пекин-Вашингтон» или «Пекин-Москва», сколько между Пекином и Токио. И китайцы имеют шансы выигрывать в ресурсной борьбе с Японией. У них все же больше возможностей, даже несмотря на то, что традиционным союзником японцев выступают США. Арктика настолько богата и важна, что нынешнее столкновение вокруг островов Дяоюйдао/Сенкаку может стать бледной тенью грядущих конфронтаций.

Войти в закрытый клуб

Пока же на «арктическом фронте» соперники не позволяли себе большего, чем показательные научно-разведочные экспедиции и военные учения. Так, ведутся исследования океанского дна, причем со стороны США и Канады в них участвуют и гражданские, и военные суда. А РФ в 2001 году стала первой из пяти арктических стран, обратившейся в ООН с заявкой о расширении границ своего шельфа в Арктике свыше стандартного 322-километрового лимита. Тогда заявка была отвергнута, но Кремль продолжает настаивать, что арктические подводные хребты Ломоносова и Менделеева – это геологическое продолжение российского шельфа. В.Кулик сообщает, что такая постановка вопроса дает россиянам возможность дополнительно претендовать на 1,2 млн кв. км Арктики, вести разведку и добычу сырья.

Кроме того, в 2007 году Москва организовала экспедицию полярника Артура Чилингарова ко дну Северного Ледовитого океана. На дне была водружена титановая капсула с флагом России, что тут же вызвало международный скандал. МИД РФ был вынужден выступить с официальным заявлением о том, что вопрос принадлежности арктического шельфа будет решаться на основе международного права, а флаг установлен символически. Однако аналитики не сомневаются, что подобным образом россияне демонстративно заявляют права на шельф. Добавим, в 2011 году Кремль объявил, что для защиты своих региональных интересов направит на Север две армейские бригады. А Канада в минувшем году провела в своей части Арктики крупнейшие в современной арктической истории военные учения.

При этом претенденты не перестают интриговать друг против друга: в 2011 году среди своих разоблачений сайт Wikileaks опубликовал соображения американских дипломатов о том, что если Гренландия получит независимость, у нефтегазовых компаний США будет «уникальная возможность» для освоения богатых прилежащих территорий. Продолжается и достаточно острая борьба вокруг границ в Арктике: территориальные споры в регионе есть между США и Канадой, Россией и Норвегией.

В такой обстановке, резюмируют специалисты, Китай вполне может включиться в борьбу за арктические ресурсы за счет своих весомых позиций на мировой арене. И использовать уже отработанную в Африке и Латинской Америке стратегию – инвестиции в обмен на влияние и активы. Результатом могут стать СП и по разработке сырьевых залежей, и по эксплуатации Севморпути. А в отдаленной перспективе – и арктический флот под красным китайским знаменем.

В этом всем может поучаствовать и Украина, если будет сближаться с КНР в противовес традиционному политическому и экономическому давлению РФ (также см. статью «Тень дракона» – Ред.). В нашей стране есть и эффективные технологии разработки природных ресурсов, в т.ч. в сложных условиях, и соответствующее оборудование, которое для своих арктических проектов закупают те же «Газпром» и «Роснефть». И хотя Украина, казалось бы, географически и экономически от Арктики далека, заключает В.Кулик, она может воспользоваться антагонизмом великих держав в своих интересах, вплоть до получения доли в тех или иных сырьевых разработках.

Максим Полевой

МинПром

Коментувати



Читайте також

Рекомендації

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти

Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.