К вопросу о государственной собственности

Глоба Наталья, ФБ, 31.01.2019

На вопрос, кому принадлежат в Украине государственные заводы, дороги, здания, музеи, и прочие активы, большинство привычно отвечает – народу. И ошибается, потому что Конституция Украины дает ответ на вопрос об исключительной собственности народа: «Стаття 13. Земля, її надра, атмосферне повітря, водні та інші природні ресурси, які знаходяться в межах території України, природні ресурси її континентального шельфу, виключної (морської) економічної зони є об’єктами права власності Українського народу». Нет в этом списке ни заводов, ни зданий, ничего рукотворного, что получили мы в наследство от СССР или позже создали. Нет здесь и доходов бюджета от наших налогов.

А чье же это имущество, которое называется государственным? Кто – хозяин? Гражданский кодекс дает ответ на этот вопрос: «Статья 326. Право государственной собственности
1. В государственной собственности находится имущество, в том числе денежные средства, которые принадлежат государству Украина.» Вот так! Не украинскому народу, а государству!

И тут начинается самое интересное. Что это такое – государство? Ни в Конституции, ни в одном из законов определения государства не содержится. Более того, даже ООН не смог за годы существования дать определения государства. ООН отказывается создавать критерии соответствия и процедуры признания, считая, что эти образования должны сами признавать друг друга как им заблагорассудится. Наука дает множество определений, единого не существует. В целом, все определения сводятся к тому, что государство – это такой способ политической организации общества, это институт, то есть совокупность правовых норм и правил, это некий образ, фантом, «воображаемое сообщество». То есть нечто нематериальное, неосязаемое. Так каким образом этот «свод правил» может чем-то владеть?

Не случайно, никакое государство не имеет статуса юридического лица. Украина – не исключение. Не имеет статуса юридического ЛИЦА и Верховна Рада, и Кабинет Министров. Это не лица, это субъекты публичного права, другими словами, органы власти.

Вернемся к Гражданскому кодексу Украины. «Статья 316. Понятие права собственности
1. Правом собственности является право ЛИЦА на вещь (имущество), которое оно осуществляет в соответствии с законом по своей воле, независимо от воли других лиц.» Итак, собственником (субъектом права собственности) государственного имущества не может быть согласно этой норме ни государство, ни Верховна Рада, ни Кабинет Министров, причем ни в целом, ни в части (владение, пользование, распоряжение). Но чуть дальше этот же закон вступает в противоречие со ст. 316, а именно: «Статья 326. Право государственной собственности
1. В государственной собственности находится имущество, в том числе денежные средства, которые принадлежат государству Украина.

2. От лица и в интересах государства Украина право собственности осуществляют соответственные органы государственной власти.» Не юридические лица, а органы, власть, субъекты публичного права, которые априори не могут быть полноценным участником гражданско-правовых процессов, а могут вступать в них только через третьих лиц, за деятельность которых государство, ВРУ, Кабмин априори не несут ответственности, как и эти лица за государство, ВРУ и Кабмин.

Вся эта правовая чехарда приводит к некоторым последствиям:
• Вся совокупность объектов государственной собственности ввиду их передачи в управление целому ряду юридических лиц от Министерства финансов до Академии наук и местным советам, не находится в общем сведенном учете. Хотя ФГУ ведет Единый реестр объектов государственной собственности, в него попадает крайне ограниченная информация о недвижимости и корпоративных правах государственного сектора экономики. Лишь Министерство финансов может представить полную информацию о данных доходов и расходов Государственного бюджета, поскольку денежные поступления и расходы строго учитываются.
• Невозможно получить полное представление о динамике ценности государственной собственности в целом, о том, создает ли она в целом общественное благо.
• Нет критериев оценки качества управления государственной собственностью в целом.
• Граждане Украины отчуждены от права собственности государственными объектами и фактически не могут оценить ни их объем, ни состояние, ни качество управления. Не могут они и участвовать в распределении благ, произведенных государственной собственностью.

Злоупотребления в такой ситуации закономерны. Сам факт неизбежности передачи субъектами публичного права своих прав третьим лицам приводит к тому, что де-факто, эти права передаются физическим лицам, наделенным властью и правом устанавливать нормы по пользованию и распоряжению собственностью. Как же тут удержаться от соблазнов? В итоге, вместо управления нашей народной собственностью мы имеем феодальную практику передачи ее ограниченному кругу лиц на определенных условиях, то есть условную собственность, подобную ленному владению, пожалованному сюзереном феодалу на условиях службы и верности.
Именно такие отношения собственности порождают неофеодализм, сословия и раздаточную (редистрибутивную) экономику вместо рыночной, когда экономические субъекты организованы не в виде сети, а в виде иерархий, основные потоки централизованно поднимаются «наверх», чтобы в последствии «раздаваться», распределяться чиновниками по своему усмотрению.

Раздаточная экономика худо-бедно работала при СССР, поскольку имела вид замкнутого сосуда. Сейчас же она похожа на решето, через которое организованный в одном направлении поток выносит часть денежного ресурса за пределы системы в оффшоры и «тихие гавани».

Обескровленная экономика все время нуждается во внешней подпитке, кредитах и внутренних займах.

Из этой ситуации есть единственный выход – изменить форму государственной собственности. Вернуть ее народу де-юре. Это может быть или совместная собственность граждан, или доверительная собственность. Оба варианта позволяют создать юридическое лицо, на балансе которого находилась бы эта специфическая собственность. В этом случае, она могла бы быть учтена, оценена, проанализирована. Соответственно, существовала бы обязанность отчитываться управителя перед собственником, критерии качества управления и ответственность управителя. А граждане получили бы право не только контролировать управление и распоряжение, но и на правах собственника оспаривать в судах решения управителей относительно собственности, а также принимать участие в распределении благ, созданных этой собственностью.

Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.