«Узбекская модель» демократического транзита

Виталий КУЛИК,

директор Центра исследований

проблем гражданского общества,

Становление демократических институтов и формирование гражданского общества на постсоветском пространстве, несмотря на то, что этот процесс начался в 1991 г. с возникновением новых независимых государств (ННГ), еще далеко не завершено.

В момент приобретения независимости наши страны не обладали укорененными политическими и гражданскими институтами, а их устойчивость находилась в прямой зависимости от личности политического лидера и создаваемой им системы власти.

Многие наши соседи оказались неспособными в полной мере контролировать территорию своих государств, их население, не заинтересованное в верховной власти, не способной гарантировать минимальный уровень безопасности и порядка, испытывало лояльность скорее к местным общинам, нежели к постоянно трансформирующимся государственным институтам (так было в Таджикистане, Грузии и Молдове в начале 90-х гг.) (1).

Однако, еще на зоре новой государственности Узбекистан сразу избрал собственную «узбекскую модель» развития. Как отмечает Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов в своем Докладе «Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране» на совместном заседании Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса РУ от 12 ноября 2010 г., «мы сознательно отказались от революционного варианта проведения реформ путем «шоковой терапии» в пользу эволюционного поэтапного развития, уберегли тем самым наш народ от тяжелейших экономических и социальных потрясений» (2). Суть узбекской модели развития в кардинальном изменении и обновлении государственного и конституционного устройства, реализации политических, экономических и социальных реформ, базирующихся на таких принципах, как деидеологизация экономики и ее приоритет над политикой, возложение на государство роли главного реформатора, то есть функции инициатора и координатора реформ, обеспечение верховенства закона, осуществление сильной социальной политики, поэтапность и постепенность проводимых реформ (3).

Реформы в политической сфере Узбекистана были направлены на последовательную реализацию конституционного принципа разделения ветвей власти, создание между ними эффективной системы сдержек и противовесов, усиление роли полномочий и контролирующих функций законодательной и представительной власти в центре и на местах, осуществление мер по либерализации, самостоятельности и независимости судебной системы.

Достаточно много внимания уделялось вопросам децентрализации управления, передачи части функций от республиканского уровня органам областного, городского и районного уровня, формированию в Узбекистане такой уникальной системы местного самоуправления, как махалля (4).

Важным условием демократизации является оптимальное сочетание и соответствие уровня сознания людей уровню и интенсивности демократических преобразований. Исторический опыт показывает: демократические институты не могут быть привнесены извне. «Необходимость демократических преобразований и формирования демократических институтов должны быть осознаны обществом. Общество должно быть готово использовать все возможные средства для их реализации и защиты. Только в этой ситуации демократические институты обретают реальное значение и жизнь» (5).

Значительной вехой становления демократической системы Узбекистана стал референдум по вопросу об образовании двухпалатного национального парламента 27 января 2002 года и принятие Закона «Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти», которые определили основу глубокого реформирования законодательной власти.

В развитии узбекского парламента особое значение имело принятие в 2003 году конституционных законов «О Законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан», «О Сенате Олий Мажлиса Республики Узбекистан», четко определивших статус, полномочия и механизмы деятельности отдельных палат и нового парламента в целом.

Для большинства стран СНГ (Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, а теперь и Украина) характернаувеличенная роль президента в рамках треугольника «президент – правительство – парламент», концентрация в руках главы государства огромных полномочий, которые слабо сдерживаются парламентом (6). Наличие суперпрезидентских форматов было исторически обосновано потребностью в усилении центральной власти для повышения управляемости государством, сохранения территориальной целостности, проведения модернизации страны, консолидации нации и пр. Однако, Конституции этих государств дают обширный список президентских полномочий (например, в Узбекистане раньше насчитывалось 25 позиций), многие из которых являются весьма весомыми. К тому же на практике власть лидеров усиливается многократно.

Чтобы убрать этот «дефект» постсоветского государственного строительства Президент Ислам Каримов еще в 2007 г. инициировалисключение из Конституции Республики Узбекистан в норм, устанавливающих, что Президент страны является одновременно главой исполнительной власти. Статья 89 Конституции РУ определяет, что «Президент Республики Узбекистан является главой государства и обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти».

В то же время, действующая в Узбекистане форма президентского правления на сегодняшний день несет в себе функцию основной гарантии успешного осуществления политических, социальных и экономических реформ, именно глава государства является основным гарантом конституции, соблюдения и исполнения законов страны, выступая инициатором дальнейшей демократизации и построения свободного гражданского общества (7).

Нововведения, предложенные И.Каримовым в «Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране» отвечает стандартам международной практики о разделения властей.

Так, «кандидатура Премьер-министра Республики Узбекистан предлагается политической партией, набравшей наибольшее количество депутатских мест на выборах в Законодательную палату Олий Мажлиса Республики Узбекистан, или несколькими политическими партиями, получившими равное количество депутатских мест.

Президент Республики Узбекистан после рассмотрения представленной кандидатуры на должность Премьер-министра в десятидневный срок предлагает его на рассмотрение и утверждение палатами Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

Кандидатура Премьер-министра считается утвержденной, если за него будет подано более половины голосов от общего числа соответственно депутатов Законодательной палаты и членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан» (8).

Таким образом, стало логичным положение о формировании правительства после избрания Олий Мажлиса (ч. 8 ст. 98 Конституции Узбекистана), а не после президентских выборов, как того требовала бы логика президентской республики. Теперь именно парламент и парламентское большинство будет формировать правительство.

Кроме того, значительно усиливается политическая ответственность парламентских партий за реализацию социально-экономического курса правительством. Теперь премьер формирует свою команду единомышленников и предлагает ее на утверждение Президенту, а не наоборот. Исключается также право Президента РУ принимать решения по вопросам, отнесенным к компетенции Кабинета Министров, что окончательно выводит Президента из системы исполнительной власти.

Следует также отметить предложение о внесении изменения и дополнения в статью 27 Закона «О выборах в Олий Мажлис Республики Узбекистан» и статью 25 Закона «О выборах в областные, районные и городские Кенгаши народных депутатов». Речь идет о четком определении самого понятию «предвыборная агитация», предлагается законодательно определить условия, виды, допустимые формы и методы ее проведения.

Важным решением является поправка к статье 96 Конституции РУ: «При невозможности исполнения действующим Президентом страны своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан» (9). Таким образом, определяется второе лицо в государстве, что важно не только для преемственности власти, но и обеспечивает стабильность всей государственной системе. Расширяется роль представительной власти (парламента).

Не менее важными являются нововведения, которые относятся к реформированию судебно-правовой системы. Например, исключение из статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан полномочия суда, в соответствии с которым он обладает правом возбуждать уголовное дело. Как известно, возбуждение уголовного дела является задачей, прежде всего, органов дознания и предварительного следствия, других силовых органов, осуществляющих уголовное преследование. При этом от суда требуется объективно оценить законность и обоснованность предъявленного лицу обвинения (10).

Кроме того, предлагается принять Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», определяющий принципы, основания, формы и методы проведения оперативно-розыскной деятельности, систему органов, ее осуществляющих. Закон, само принятие которого соответствовало бы общепринятой практике демократических государств, призван создать реальные правовые гарантии соблюдения законности, обеспечения прав и свобод граждан при проведении мероприятий оперативно-розыскного характера (11). Это намного шире чем принятая практика законов о милиции, служб безопасности и пр.

Однако, наиболее резонансные новации предлагаются Президентом Исламом Каримовым в разделе «Реформирование информационной сферы и обеспечение свободы слова и информации». Так, принятие Закона «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления» могло бы расшить узкие места в осуществлении конституционного права граждан на информацию и, наряду с этим, во многом повысить ответственность органов власти и управления за качество принимаемых решений.

Закон должен четко определить процедуры информирования общественности о деятельности органов государственной власти, обеспечить широкий доступ населения, общественных объединений к информации о принимаемых ими решениях и прежде всего тех решений, которые затрагивают права, свободы и законные интересы граждан.

Вторая важная позиция находится в разделе «Формирование и развитие институтов гражданского общества» — это принятие Закона «О социальном партнерстве», предусматривающего четкое разграничение границ и совершенствование организационно-правовых механизмов взаимодействия ННО с государственными структурами в реализации программ социально-экономического развития, решении гуманитарных проблем, защите прав, свобод и интересов различных слоев населения Узбекистана.

Предусматривается также внесение изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан «Об органах самоуправления граждан», направленных на превращение махалли в центр адресной социальной поддержки населения, развития частного предпринимательства и семейного бизнеса, а также дальнейшее расширение функций махалли в системе общественного контроля за деятельностью государственных органов управления.

Это важно, поскольку потенциал махали в качестве института узбекского гражданского общества еще до конца не реализован. По мнению эксперта школы Международных исследований университета имени Джавахарлала Неру (Индия) Налина Кумара, «в Узбекистане махалля оказывает существенное влияние на политические процессы. Махалля способна влиять на формирование общественного мнения, является своеобразным институтом демократического самоуправления. Она с древних времен обеспечивает соответствующие условия для воспитания молодежи, представляет собой базу для социальной организации, ибо основывается на понятии «семья» и традиционных семейных ценностях. В Узбекистане были и есть институты гражданского общества, более древние, чем на Западе в современном понимании, и опыт управления в махаллях требует более глубокого изучения с точки зрения научного подхода» (12).

Как верно отмечают узбекские ученые, «демократические институты должны отражать менталитет, особенности культуры нашего народа. Для него характерно стремление к просвещенности, образованности, справедливости, законопослушание, приоритет моральных, духовных начал в политических отношениях» (13).

Поэтому Президент РУ предлагает также внести изменения и дополнения в Закон Республики Узбекистан «О выборах председателя (аксакала) схода граждан и его советников», предусматривающие меры по дальнейшему совершенствованию системы выборов председателей органов самоуправления граждан, обеспечивающие избрание аксакалами и их советниками самых достойных граждан, повышение значения и роли махалли в обеспечении общественной активности граждан (14).

Системообразующим для формирования узбекского гражданского общества является идея принятия Закона «Об общественном контроле в Республике Узбекистан» и Закона «Об экологическом контроле», направленных на создание системного эффективного правового механизма осуществления контроля за исполнением актов законодательства органами государственной власти и управления со стороны общества, гражданских институтов, на определение роли и места ННО в системе обеспечения охраны окружающей среды.

Еще в далеком 2002 г., во время дискуссии по проблемам становления гражданского общества в Узбекистане в Ташкенте эксперт Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета Дэниел Стивенс утверждал, что для формирования стабильного «третьего сектора» РУ потребуются специальные ресурсы и усилия) от правительства, бизнес-структур, сектора социальных услуг и единомышленников и десятилетие подвижничества волонтеров (15).

Однако, прошло всего 8 лет и экспертное сообщество признает существование в Узбекистана мощного фундамента гражданского общества. Так по мнению главы Общества по развитию рыночной экономики и демократии в Восточной Европе (ФРГ) Детлеба Краа, «в Узбекистане … государство обеспечивает необходимые организационные и правовые условия для формирования и развития сильных институтов гражданского общества. При этом им не отводится роль наблюдателя – они активно участвуют в демократических процессах. Принцип демократического равенства позволяет каждому участвовать в формировании будущего страны, и в этом плане опыт Узбекистана весьма поучителен» (16).

Напомним, что летом 2005 года создана Национальная ассоциация негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана. Эта Ассоциация образована на добровольной, свободной и равноправной основе в целях стимулирования внедрения демократических принципов в стране, представления прав и интересов негосударственных некоммерческих организаций республики, их защиты и всесторонней поддержки, объединения демократических сил.

Сильное гражданское общество – это в первую очередь ответственное и сознательное общество, в котором существует иммунитет от экстремизма, религиозного фундаментализма. В своем докладе «Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа» Ислам Каримов отметил: «важно, чтобы люди поняли, что обеспечение общественного порядка и их собственной безопасности, неразрывно связано с повышением их бдительности и активного участия в событиях, происходящих вокруг нас».

В Узбекистане уже принято ряд стратегических документов для гражданского общества: «Программа реализации целей и задач по демократизации и обновлению общества, реформированию и модернизации страны», закон «О гарантиях деятельности негосударственных некоммерческих организаций». Но нынешняя «Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране», предложенная Исламом Каримовым открывает новый этап формирования гражданского общества в Узбекистане, дает «дорожную карту» реформ.

Примечания

1.Макаренко С. А. Эволюция государства-нации: попытка деконструкции // http://cosmopolis.mgimo.ru/fileserver/18/18-11.pdf
2.Каримов И. Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране // http://www.uzbekistan.org.ua/ru/news/political_news/1280.html
3.Там же
4.Там же
5.Акмаль Саидов. Особенности развития институтов гражданского общества в Узбекистане // http://www.novostiuzbekistana.st.uz/15_349/tem.htm
6.Зазнаев О. И. Дефекты форм правления стран СНГ // http://www.ca-cpp.org/news/5/126/news?REID=d9305f06e4f6d58f7f840bb8261f9c2f
7.Абу Насыр Ниязматов. Судьба и Родина Едины // http://gzt.uz/rus/politika/sudba_i_rodina_edini.mgr
8.Каримов И. Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране // http://www.uzbekistan.org.ua/ru/news/political_news/1280.html
9.Там же
10.Там же
11.Там же
12.Формирование в Узбекистане гражданского общества // http://ngo.uz/index.php?newsid=410
13.Акмаль САИДОВ. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УЗБЕКИСТАНЕ // http://www.novostiuzbekistana.st.uz/15_349/tem.htm
14.Каримов И. Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране // http://www.uzbekistan.org.ua/ru/news/political_news/1280.html
15.Что представляет собой гражданское общество в Узбекистане? // http://www.infogrant.ru/doc/12535.html
16.Формирование в Узбекистане гражданского общества // http://ngo.uz/index.php?newsid=410

Коментувати



Читайте також

Це майданчик, де розміщуються матеріали, які стосуються самореалізації людини, проблематики Суспільного Договору, принципів співволодіння та співуправління, Конституанти та творенню Республіки.

Ми у соцмережах

Напишіть нам

Контакти



Фото

Copyright 2012 ПОЛІТИКА+ © Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст матеріалів, розміщених користувачами.